Другие новости

Б.Ю. Кагарлицкий: «Социализм объективно необходим»

12 сентября 2014 02:29
Олег Комолов

В рамках проекта «Что такое советская власть, или за что борются коммунисты» публикуем интервью с постоянным экспертом «Комстола» Борисом Юльевичем Кагарлицким– левым политологом, директором Института глобализации и социальных движений, редактором сайта Рабкор.ру.

kagarlickiyКомстол: Какова будет структура Советской власти и принцип формирования советов?

Б.Ю. Кагарлицкий: Хочу отметить, что и Ленин, и Маркс в своих трудах всегда были крайне осторожны в описании форм пролетарской диктатуры. Ленин, например, сначала говорил не о государстве советов, а о государстве типа Парижской коммуны. И когда в процессе борьбы рабочих и крестьян стихийно начали возникать советы, тогда он открыто сделал на них ставку. В этом плане левые сегодня склонны забегать вперёд, считая, что им удастся воспроизвести именно ту форму самоорганизации трудящихся, которая имела успех в начале 20-го века.

При этом мы должны понимать принципиальную вещь: социалистическая революция предполагает формирование параллельных органов власти самими трудящимися снизу и создание органов прямой демократии, т.е. прямое участие как в принятии, так и в выполнении решений. И обратно: если такие органы власти не возникают, это свидетельствует об ограниченности революционного процесса. Это, например, относится к Венесуэле, которая по форме государства остаётся в значительной мере буржуазной демократией, но у власти при этом находятся прогрессивные левые, революционные силы. Этим определяется ограниченный пока ход развития революции в этой стране.

Иными словами, не столь важно, как именно будет устроена система самоуправления трудящихся, и как она будет называться. Важна степень участия самих трудящихся в управлении государством.

Комстол: Какова будет экономическая база Советской власти?

Б.Ю. Кагарлицкий: Для меня совершенно очевидно, что никакой левый, социалистический проект, даже реформистский по своей сути, не возможен без ставки на общественную собственность. Степень обобществления может варьироваться в зависимости от уровня радикализма. Причём не радикализма идеологов революции, а самих трудящихся масс. Это принципиальный вопрос, можно сказать, водораздел между левыми и не левыми.

Нам всё время пытаются внушить, будто государственный сектор экономики априори не эффективен и ведёт к дефициту и бюрократизации. Однако опыт современного капитализма говорит нам об обратном. Можно привести немало примеров успешных предприятий с госуправлением и, наоборот, провальных проектов приватизации (в железнодорожном транспорте, к примеру).

Впрочем, здесь важно другое. Принципиален не номинальный факт государственной собственности. Маркс определял собственность, прежде всего, как отношения.  И если мы  формально обобществили собственность, а социальные отношение остались капиталистическими, то это не социализм, а госкапитализм.

Поэтому для нас особенно важно не просто соединение государственной собственности с партией трудящихся у власти, но с обязательной демократизацией общественных и производственных отношений. Отсюда — идеи рабочих советов и рабочего контроля на производстве, участие трудовых коллективов в формировании плана.

Комстол: Какова будет роль политических партий?

Б.Ю. Кагарлицкий: С уничтожением буржуазного общества исчезает и буржуазная политика. В связи с этим и традиция форма политической партии времён капитализма будет превзойдена. В конце концов, трудящиеся  будут стоять уже на более высокой ступени организации и самоорганизации, и классические партии в нынешнем понимании этого слова им просто не понадобятся. Такой пост политический плюрализм примет иные очертания.

Комстол: Как будет решаться Советской властью национальный вопрос?

Б.Ю. Кагарлицкий: Если не ставить вопрос о российской специфике, то ключевым моментом здесь является подчинение национального вопроса, национальных проблем и противоречий социально-классовым приоритетам и принципам. Советскому Союзу в этом плане успешно удалось запустить процесс формирования наднациональной идентичности, исходя из задач, стоявших перед страной.

Сегодня же левым в области национального вопроса необходимо сделать особый акцент на взаимодействии с трудовыми мигрантами. На сегодняшний день они деклассированы. Они не могут быть активными участниками рабочего движения и проявлять солидарность с нами не потому что они инородцы, а потому что сами они оказались вырваны из своей среды и имплантированы сюда без прав, статуса и организационных структур. Наша задача заключается в том, чтобы активно включать их в классовые организации, закреплять и связывать с русскими рабочими.

Комстол: А какой будет политика в отношении религиозных организаций?

Б.Ю. Кагарлицкий: Левые партии это всегда светские партии, выступающие за реальный светский характер государства, за отделение школы от церкви и церкви от государства. И никаких компромиссов тут быть не может. Предельно доступно этот вопрос ещё до большевиков разъяснили якобинцы, разъяснила Великая французская революция: никого за религиозные убеждения преследовать нельзя, вера – индивидуальный вопрос каждого человека. При этом организованная, консервативная церковь это та сила, которая на сегодняшний день объективно является реакционной.

Комстол: Каковы должны быть первые шаги по установлению Советской власти?

Б.Ю. Кагарлицкий: В России кризис политического режима приведёт к серьёзной конфронтации. При этом я считаю, что конфликт будет происходить не по классовому признаку. В этой ситуации для левых важно не становиться игрушкой в руках либералов. Такую ошибку уже допустили удальцовский Левый фронт и часть РСД. Наши главные союзники – социальные и профсоюзные инициативы.

Не исключаю такого варианта развития событий,  когда в России в среднесрочной перспективе установится более прогрессивный (или же менее реакционный) режим, возможно даже с участием левых, но в рамках всё той же буржуазной демократии. И тогда наша задача будет заключаться в том, чтобы как можно сильнее расширить эти рамки, выйти за них, двигаясь к более глубоким социалистическим преобразованиям.

Комстол: Чем будет обеспечена устойчивость системы?

Б.Ю. Кагарлицкий: Она будет обеспечена задачами воспроизводства некапиталистического общества. Парадокс: сегодня устойчивость капиталистической системы в позднеиндустриальном обществе определяется тем, насколько в нём уже работают некоторые социалистические элементы: социальное государство, бесплатные медицина и образование. Это своего рода имплантанты социализма в капитализме, который активно пытается от них избавиться, как от чужеродного элемента. Но каждый раз, когда капитализм неолиберальными методами пытается откреститься от этих социалистических костылей, он тут же сам начинает падать. Это доказывает, что социализм объективно необходим, что общество объективно пришло к этому этапу.

Другие материалы по теме:


11 комментариев
Читайте также

В.И. Лакеев: сила трудящихся – в единстве и солидарности!

Меньше, чем через две недели в России пройдут очередные выборы депутатов Государственной думы. Это безынтересное мероприятие, напрочь лишённое интриги, способно привлечь внимание разве что представителей «системных» партий

Итоги 2015 г.: «Социализм или смерть»

Эксперт о социально-классовой природе терроризма

Б.Ю. Кагарлицкий: «Не верить либералам!»

Итоги 2014 года. Смириться или сопротивляться?

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума