Другие новости

Откуда берутся бедные и богатые?

17 декабря 2019 02:53
Олег Комолов

Почему одни страны богатые, а другие бедные? Этот совсем не праздный вопрос занимает умы представителей разных школ экономической науки.

Особую остроту он приобрёл в эпоху глобализации, когда национальные экономики разных частей света слились в единую мировую хозяйственную систему. Казалось бы, участие в международном разделении труда даёт каждой, даже самой захудалой экономике множество преимуществ. Оно позволяет сосредоточиться на производстве наиболее конкурентоспособных товаров и с выгодой для себя обменивать их на все необходимые блага. 

Рынок вознаградит каждого. А если вдруг оказывается, что кто-то на этой ярмарке возможностей остался не удел, то конечно всему виной плохие институты. И стоит лишь импортировать их из стран либеральной демократии, так тут же механизмы рыночного саморегулирования приведут страну к процветанию.

Правда, остаётся непонятно, откуда берутся сами институты. Ну, ведь не боженька нам них посылает. Политическая, правовая, культурная среда страны — это элементы надстройки. Она формируется базисом — способом производства —который, в свою очередь определяется спецификой производительных сил и производственных отношений. Большое влияние на эту конструкцию оказывает место страны в международном разделении труда. 

 
Добавьте описание

Современная мировая экономика основана на принципах неэквивалентного, т.е. неравноценного обмена. Проще говоря, небольшая её часть — наиболее развитые страны центра – обогащается за счёт отсталой периферии. Периферия передаёт центру часть прибавочной стоимости, созданной трудом местных работников.

 
Добавьте описание

Глобальная эксплуатация – явление сложное и многогранное. Она складывалась постепенно и продолжала развиваться всю историю капитализма. Первые отношения дискриминации во внешней торговле устанавливались в условиях колониализма. Сильные европейские страны благодаря преимуществу в военной технике и особенно во флоте, силой подчинили себе значительную частью азиатских, африканских и латиноамериканских народов. Как доказывает Андре Франк, этот момент стал отправной точкой нарастания отсталости этих стран, которые обладали развитыми экономиками и технологическим паритетом с европейским миром. 

Масштабное использование рабского труда для производства трудоёмкой продукции навязывало экономикам колоний монокультурный характер. Такая эксплуатация носила грубую, неприкрыто варварскую форму. И была важнейшим условием накопления капитала для индустриализации метрополий.

Более изощрённые отношения эксплуатации были выстроены уже в XIX веке. Например, между Великобританией и её крупнейшей колониальной территорией – Индией. Там возводилась современная транспортная инфраструктура, необходимая для вывоза сырья и ввоза готовых изделий. Финансирование осуществлялось за счёт экспорта британского заёмного капитала. В счёт уплаты долга Индия была вынуждена отдавать Великобритании валюту, заработанную от продажи своего сырья. 

Распад колониальной системы не отменил отношений глобальной эксплуатации, а добавил им новое наполнение благодаря развитию мировой торговли и финансовых рынков, а также созданию глобальных цепочек добавленной стоимости.

Обобщая, в современной экономике можно выделить два типа отношений неэквивалентного обмена. В рамках первого периферия устанавливает связи с центром по типу тех, что складывались между Британией и Индией. Периферия тут выступает в основном в роли рынка сбыта для промышленно развитых экономик центра и отчасти источника ресурсов. В качестве примера здесь можно привести страны Восточной Европы.

Другой тип отношений начал складываться в эпоху неолиберализма, начиная с 70-х гг прошлого века. Лучше всего его иллюстрируют экономические связи между США и Китаем, где Америка выступает в роли чистого импортёра китайских товаров и одновременно является местом приложения инвестиций, идущих из Азии. Давайте более подробно рассмотрим этот, второй тип отношений. А к первому вернёмся в одном из следующих роликов. 

1) В основе отношений неэквивалентного обмена лежит разный уровень технологического развития стран мира. Производства с высокой добавленной стоимостью располагаются в странах центра, низкопроизводительные – на периферии. По этому принципу устроены глобальные цепочки добавленной стоимости, каждое из звеньев которых получает разную компенсацию за свой вклад в производство.

Классический пример. Компания Apple производит Iphone, который продаётся на американском рынке за, условные, 500 долларов. Сборка этого изделия, как известно, производится в Китае в прямом смысле руками местных рабочих. Однако из-за дешевизны рабочей силы и низкой производительности труда китайская сторона получает за свой вклад лишь 6,5 долл. Ещё 162 долл. приходится на страны Европы, Южную Корею и Японию, которые поставляют в КНР комплектующие. Оставшиеся 330 долл. достаются головному звену этой цепочки – корпорации Apple, владеющей брендом и разрабатывающей программное обеспечение.

 
Добавьте описание

Однако поскольку готовый Айфон пересекает таможенную границу Китая, статистика засчитывает ему конечный продукт и всю созданную стоимость. Это объясняет большой профицит этой страны в торговле высокотехнологичными товарами, который в 2016 г. составил 287 млрд долл. У США, стран ЕС и Японии, импортирующих из КНР готовые изделия, торговый баланс наукоёмкой продукции принимает отрицательные значения. 

источник: nsf.gov

При этом в торговом балансе высокотехнологичными услугами, где проблемы учёта проявляются в меньшей степени, сохраняется лидерство ЕС и США. 

источник: nsf.gov

2) Второй инструмент неэквивалентного обмена — структура цен: цены на продукцию стран центра растут быстрее, чем на товары периферийных экономик. Теоретический базис, объясняющий данный феномен, был заложен ещё Марксом в законе о превращении трудовой стоимости в цену производства. Суть его заключается в том, что стоимость (а, значит, и прибавочная стоимость) создаётся трудом. А распределяется по силе капитала. Это становится возможным, поскольку в капитализме существует тенденция выравнивания средней нормы прибыли между отраслями. В результате капиталоёмкие товары продаются по цене выше стоимости, а трудоёмкие – ниже. Страны периферии специализируются на производстве трудоёмких товаров – например, текстильной продукции. Значит они будут безвозмездно передавать часть прибавочной стоимости промышленно развитым экономикам центра. В целом в современной мире наблюдается устойчивая тенденция на снижение цен трудоёмких товаров относительно капиталоёмких. 

Также можно обратиться к такому показателю, как условия торговли. Он отражает отношение индексов экспортных цен к импортным и может свидетельствовать о выгоде, которую получает страна от внешнеторговых операций. Значение индекса выше 100 означает рост благосостояния страны, ниже 100 – его сокращение. 

Для Китая, Мексики, Бангладеша, Пакистана и десятков других стран, которые включены в мировую экономику в роли поставщиков трудоёмких товаров, условия торговли значительно ухудшились в последние десятилетия. А значит, участие в капиталистической глобализации становилось для них все менее выгодным.

источник: worldbank.org

3) Третий инструмент — валютные отношения: курсы национальных валют отсталых стран искусственно занижаются национальными правительствами. Это делает экспортные поставки более выгодными, поскольку сокращает внутренние издержки компаний, поставляющих товар на внешний рынок, и уменьшает его долларовую цену. Страны периферии вступают в настоящие валютные войны за право продать свой товар странам центра. А издержки этих баталий ложатся на плечи простых трудящихся, чьи реальные доходы тают так же стремительно, как растёт прибыль экспортных компаний

источник: imf.org

На диаграмме точками отмечены страны мира. По горизонтальной оси здесь отложен показатель ВВП на душу населения. По вертикальной – во сколько раз национальная валюта отклоняется от её паритета покупательной способности с долларом. Линия тренда показывает: чем беднее страна, тем сильнее её валюта девальвирована относительно американской. Речь в данном случае идёт не о слабости национальных валют бедных стран. Проблема состоит в их дополнительном искусственном удешевлении государствами ради повышения конкурентоспособности во внешней торговле.

4) Наконец, четвёртый инструмент неэквивалентного обмена – глобальные потоки капитала. У многих стран периферии, играющих роль чистых экспортёров, постоянно накапливается долларовая выручка. Если она остаётся в стране, то на валютном рынке возникает переизбыток доллара и, как следствие, укрепление курса местной валюты. Это снижает конкурентоспособность экспорта и заставляет государства способствовать оттоку капитала из страны. В результате экспортная выручка уходит обратно и вкладывается в экономику покупателя.

Например, Китай был одним из крупнейших инвесторов в государственный долг США. Правда, в последние годы, когда китайский экспорт снизился, в т.ч. из-за развития торговых войн с Америкой, отток капитала из Китая значительно сократился. 

источник: worldbank.org

До кризиса 2008 года, который запустил процессы деглобализации в мировой экономике, совокупное сальдо финансового счёта стран периферии росло высокими темпами. В то же время у стран центра оно стремительно сокращалось. Это говорит о том, что капитал во всех больших объёмах уходил из периферии в центр, а развитые страны были главным получателем доходов, создаваемых мировой экономикой.

Короче говоря, мировая экономика представляет собой пирамиду, где на вершине располагается богатое меньшинство. А его благосостояние обеспечивается трудом бесправного большинства. Этажи пирамиды прочно скреплены капиталистическими отношениями. И чтобы эти нити не порвались, в каждой периферийной экономике их целостность гарантирует местный правящий класс – как правило глубоко компрадорская буржуазия. Он призван охранять и максимально консервировать место своей страны в отношения глобальной эксплуатации. За посреднический процент он угнетает любые попытки местного населения вывести свою страну из этой системы и сбросить с себя оковы неэквивалентного обмена. Этот фактор в первую очередь объясняет то, почему в зависимых странах периферии нет и никогда не будет даже тех гражданских свобод, которые обеспечены населению сытого центра. 

Другие материалы по теме:


Комментирование закрыто
Читайте также

Сингапур. Каша из топора

Что мы знаем о Сингапуре? Это небольшое островное государство редко приковывает к себе внимание мировой общественности. Чаще всего о нём вспоминают тогда, когда речь заходит о практической реализации идей свободного рынка

Рекорды безработицы

Миф о 70% государства в экономике

Российские олигархи не платят налоги

Почему Россия — кормовая база США и Европы?

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума