Другие новости
Пермский абразивный завод

Нет такой партии…

17 ноября 2012 15:59
Олег Комолов

Уже полтора года рабочие Пермского абразивного завода продолжают бороться с бывшим руководством предприятия за выплату заработной платы. Трудовой конфликт на заводе получил широкую огласку после того, как рабочие провели двухнедельную голодовку. С просьбой рассказать об истории борьбы рабочих завода за свои права мы обратились к непосредственному участнику тех событий Марине Ивановне Витер.

Комстол: Опишите, пожалуйста, в общих чертах суть проблемы.

М.И. Витер: Всё началось ещё в 1993 году, когда в ходе приватизации 3 завода Пермского края (Пермский абразивный завод, Торгмаш и Завод лакокрасочных материалов) Правительство РФ передало Обществу инвалидов, которое стало учредителем этих предприяти. Совершенно непонятным образом Общество сумело поставить практически всё имущество заводов себе на баланс – от здания до инструментов. Следовательно, ООО «Пермский абразивный завод» перестало обладать этим имуществом. Когда завод стали банкротить, оказалось, что ему нечем погашать долги по заработной плате.

По нынешнему закону рабочий предприятия является привилегированным кредитором в случае банкротства. Только в нашем случае это ничего не меняет. Официально на балансе предприятия имущества практически нет. Всё принадлежит учредителям.  В целом задолженность по зарплате перед трудовым коллективом составила 6,6 млн. рублей.

Сейчас сам производственный комплекс продолжает работать, только под новой вывеской ООО «Торгмаш».

 

Комстол: Проблемы трудового коллектива Пермского абразивного завода получили известность только после того, как рабочие провели вторую голодовку, продолжительностью в две недели. Вы пытались бороться иными способами, прежде, чем перешли к такой крайней форме протеста?

М.И. Витер: Конечно, пытались. Голодовка – это, действительно, уже крайняя форма протеста людей, доведённых до отчаяния. До этого мы неоднократно обращались к чиновникам и депутатам всех уровней. Ещё в июне 2011 года мы подали коллективное обращение в Арбитражный суд с требованием привлечь учредителей завода – Общество инвалидов — к субсидиарной ответственности. Суд отказался принять наше обращение, сообщив, что подать его имеет право только конкурсный управляющий при банкротстве предприятия. Однако Гражданский кодекс позволяет любому заинтересованному лицу обратиться в суд с таким иском.

Следующим нашим шагом стало проведение акций протеста. Мы организовали 24 пикета, 5 митингов и одну демонстрацию. На наши действия отреагировала местная власть, в т.ч. губернатор Пермского края Басаргин. Однако дальше пустых обещаний дело не продвинулось.

И вот, мы решили пойти на крайние меры. В первой голодовке приняли участие только 4 человека, и продлилась она сутки. Нам пообещали погасить все задолженности 15 октября этого года. Прошло 15е, 16е, 20е октября… И трудовой коллектив решил голодать вновь. На этот раз к акции протеста присоединилось 23 человека.

 

Комстол: Принесла ли голодовка ощутимый результат?

М.И. Витер: Определённый прогресс, несомненно, был. Мы могли бы добиться и полного удовлетворения наших требований, но случилось предательство. Бывший главный энергетик завода Пьянков, очевидно договорившись с руководством и властями, подписал от имени голодающих заявление о прекращении голодовки и согласии с предложенными условиями. А условия были таковы: выплата от 30% до 50% задолженности без «отпускных» и компенсации, положенной при увольнении. Коллектив бы не пошёл на такие соглашения. Хотя бы потому, что по договору уступки права требования не может быть передана заработная плата. Такой договор ничтожен, однако на нём продолжают настаивать. Администрация края, впрочем, раструбила по всем СМИ, что зарплата рабочим выплачивается и конфликт исчерпан.

 

Комстол: Оказывал ли вам кто-нибудь помощь из числа политических активистов?

М.И. Витер: По сути, мы боролись в одиночку. Помощь нам оказывал лишь первый секретарь Пермского крайкома КПРФ С.К. Корсун. Другие депутаты от КПРФ в местном заксобрании и в Госдуме, да и рядовые партийцы нашими проблемами практически не интересовались, несмотря на то, что мы неоднократно обращались к ним за помощью. Именно благодаря личным усилиям С.К. Корсуна мы получили помещение, где смогли провести голодовку.

С сожалением я вынуждена также констатировать, что большинство рабочих, пострадавших от действий руководства завода, не принимали участие ни в митингах, ни в голодовке. Кого-то удалось подкупить, но в основном причина кроется в пассивности и трусости. Наверное, не совсем корректно обвинять людей в этом. Все 16 месяцев борьбы мы испытывали острую нехватку помощи со стороны политических партий, которые должны были способствовать повышению уровня солидарности трудящихся и организовать нас на борьбу. Как я вижу, сейчас нет такой партии…

Тем не менее, я нисколько не жалею о том, что встала на путь борьбы. За это время мы с товарищами получили колоссальный опыт, по другому взглянули на мир. Для нас теперь не вызывает сомнение тот факт, что бороться за свои права надо коллективно. Мы будем продолжать противостояние и не сойдём с избранного пути. Надеюсь и другие рабочие коллективы последуют нашему примеру.

Другие материалы по теме:


9 комментариев
Читайте также

В.И. Лакеев: сила трудящихся – в единстве и солидарности!

Меньше, чем через две недели в России пройдут очередные выборы депутатов Государственной думы. Это безынтересное мероприятие, напрочь лишённое интриги, способно привлечь внимание разве что представителей «системных» партий

Итоги 2015 г.: «Социализм или смерть»

Эксперт о социально-классовой природе терроризма

Б.Ю. Кагарлицкий: «Не верить либералам!»

Итоги 2014 года. Смириться или сопротивляться?

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума