Другие новости

Эксперт: В ГКЧП забыли про народ

19 августа 2011 02:39
Татьяна Васильева

19 августа 1991 года, произошло событие, которое могло бы остаться в истории как ещё одна победа советского народа, не менее важная, чем та Победа, которую мы празднуем 9 мая. Однако этого не случилось.

О причинах поражения ГКЧП, о том, чем обернулась для народа победа антисоветчиков, редакция сайта «Коммунисты Столицы» comstol.info побеседовала с Первым секретарём МГК КПРФ, депутатом Московской городской Думы IV созыва Владимиром Ивановичем Лакеевым.

Комстол: Несомненно, события августа 1991 года были одним из важнейших эпизодов в истории нашей страны. Можно ли назвать их переломными?

В.И.Лакеев: По сути, ГКЧП и всё, что с ним связано, всё, что произошло в ту августовскую неделю, было началом новейшего капиталистического развития новейшей  России, вернее, Советского Союза, потому что эти события затронули всю нашу большую страну и в конечном итоге, через несколько месяцев, привели её к развалу.

Капитализм, новейший капитализм, возник в России не на пустом месте. В течение примерно двух лет страна переживала серьезнейший кризис, были крайне негативные тенденции, и дело шло к печальной развязке. Преступность в стране достигла максимума, порядка никакого не было, производство рушилось, финансовая система была подорвана, а средства массовой информации были захвачены антисоветчиками и антикоммунистами.

Но если брать старт капиталистического развития России, какую-то отдельную временную точку, то, наверное, это всё-таки август 91-го года, когда в стране установились откровенные капиталистические порядки, когда была запрещена Коммунистическая партия.

Комстол: Какой Вам запомнилась та августовская неделя?

В.И.Лакеев: Первые часы после объявления ГКЧП запомнились подъёмом настроения людей – не всех, конечно, но очень многих, и в Москве, и в провинции, и в других республиках. У меня есть информация, люди потом много рассказывали. Подъём был потому, что люди устали от того безобразия, которое творилось, от бесконечной болтовни Горбачёва, который много обещал и ничего не делал, устали от бесперспективности. Создание ГКЧП дало надежду на поворот к нормальной человеческой жизни, к прекращению немыслимых до этого межнациональных столкновений.

Подъём был и в партийных рядах. Последние месяцы перед ГКЧП компартия переживала серьёзный кризис. Много говорилось о том, что партия должна выходить из окопов, о том, что коммунисты должны проявить себя. Но на самом деле продолжался отток людей из партии, а в России ситуация усугубилась действиями Ельцина, который, по сути, запретил функционирование партийных организаций на предприятиях, в учреждениях при молчаливом согласии тогдашнего генсека Горбачёва. После объявления ГКЧП во многих партийных организациях началось оживление, коммунисты в тот же день стали сдавать членские взносы, которые они не платили в течение нескольких месяцев. В райкомы поступали резолюции парторганизаций, в которых говорилось о том, что коммунисты готовы сплотиться вокруг райкома, горкома, Центрального комитета. Люди ждали, что их позовут, позовут для конкретных дел – помочь собрать урожай, организовать мероприятия политической поддержки ГКЧП, провести демонстрации, разогнать беснующихся антисоветчиков, которые выходили на площади. Люди ждали конкретной, внятной команды от ГКЧП и не дождались…

Комстол: Вы считаете, в этом была главная ошибка ГКЧП?

В.И.Лакеев: Я думаю, у ГКЧП было две серьёзнейшие ошибки, которые привели их к поражению. Первое – они не опирались в своей деятельности на массы людей, не учитывали их настроения. С самого начала они планировали переворот как верхушечный. Второе – раз уж они начали такое серьёзное дело, как попытка государственного переворота, не надо было останавливаться. А в тот вечер Янаев, отвечая на вопрос о Горбачёве, стал говорить, что тот нездоров и вернётся к власти… Да народ приветствовал ГКЧП прежде всего потому, что они Горбачёва, этого всем надоевшего пустослова, убрали. И тут оказывается, что они его не убрали, что они вместе с Горбачёвым. Они ещё и поехали через два дня докладывать ему, что не всё у них получается, как они задумали. Вот это неумение пойти до конца, перешагнуть какие-то стереотипы, привело ГКЧП к поражению.

Комстол: Но кто-то праздновал победу…

В.И.Лакеев: Конечно, много было и тех, кто связывал определённые надежды с новым, капиталистическим путём развития страны. Прошло 20 лет. Оправдались ли надежды людей, исполнились ли те обещания, которые давал Ельцин и его приспешники?

Многие верили, что чиновников лишат всех привилегий – госдач, спецпайков, и что всё это раздадут населению. Да, сегодня чиновники не имеют тех привилегий, но они имеют деньги, большие деньги, которые и не снились прежним чиновникам. И за эти деньги современные чиновники могут позволить себе почти всё. Кроме того, в стране появились олигархи, которые прибрали к рукам значительную часть нашей экономики. Их возможности, их доходы не сопоставимы с тем, что имела даже верхушка советской бюрократии. Неравенство в стране ужасающее. Так что в социальном плане надежды людей совсем не оправдались.

В экономике полный провал. Развалились те отрасли, которые и определяют в первую очередь экономическое развитие страны – машиностроение, в том числе транспортное, станкостроительная отрасль. Развал сельского хозяйства привёл к потере продовольственной безопасности страны.

В обществе наступил идейно-нравственный кризис. Коммунистическую идеологию растоптали, заплевали, осмеяли. А какая идеология пришла ей на смену? Никакая! Первое время продвигали идею обогащения. Но прошло несколько лет, и люди поняли, что обогатились очень немногие. Остальным путь к обогащению закрыт раз и навсегда.

В плане внешнеполитическом за это время мы потеряли уважение других стран, потеряли друзей. Все видят, что у нас нет сил, а у руководства — политической воли.

Во внутриполитической сфере что мы видим? Это демократия? Приоритет одной партии, которая контролирует буквально всё, выборы откровенно фальсифицируют. Россия превращается в полицейское государство. Разве этого ждал народ?

Так что победа для тех, кто поверил Ельцину, обернулась поражением во всём.

Другие материалы по теме:


6 комментариев
Maksim 20.08.2011 18:08    

ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьей 1277 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президента СССР Янаеву Геннадию Ивановичу:
в целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества; исходя из результатов всенародного референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик; руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей, заявляем:
В соответствии со статьей 1273 Конституции СССР и статьей 2 Закона СССР ⌠О правовом режиме чрезвычайного положения, и идя навстречу требованиям широких слоев населения о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспечения законности и порядка, ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года.
Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и законы Союза ССР.
Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе: Бакланов О. Д. — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, Крючков В. А. – председатель КГБ СССР, Павлов В. С. — премьер-министр СССР, Пуго Б. К. – министр внутренних дел СССР, Стародубцев В. А. – председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков А. И. – президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д. Т. — министр обороны СССР, Янаев Г. И. — и о. Президента СССР.
Установить, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.
Г. ЯНАЕВ, В.ПАВЛОВ, О. БАКЛАНОВ.
18 августа 1991 года

Maksum 21.08.2011 16:34    

ОБРАЩЕНИЕ К СОВЕТСКОМУ НАРОДУ. Соотечественники! Граждане Советского Союза!
В тяжкий, критический для судеб Отечества и наших народов час обращаемся мы к вам! Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! Начатая по инициативе М. С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик. На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе Отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой. Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества. Циничная спекуляция на «национальных чувствах – лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов. Создавая обстановку морально-политического террора и пытаясь прикрыться щитом народного доверия, они забывают, что осуждаемые и разрываемые ими связи устанавливались на основе куда более широкой народной поддержки, прошедшей к тому же многовековую проверку историей. Сегодня те, кто по существу ведет дело к свержению конституционного строя, должны ответить перед матерями и отцами за гибель многих сотен жертв межнациональных конфликтов. На их совести искалеченные судьбы более полумиллиона беженцев. Из-за них потеряли покой и радость жизни десятки миллионов советских людей, еще вчера живших в единой семье, а сегодня оказавшихся в собственном доме изгоями. Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права. Вместо того, чтобы заботиться о безопасности и благополучии каждого гражданина и всего общества, нередко люди, в чьих руках оказалась власть, используют ее в чуждых народу интересах, как средство беспринципного самоутверждения. Потоки слов, горы заявлений и обещаний только подчеркивают скудость и убогость практических дел. Инфляция власти страшнее, чем всякая иная, разрушает наше государство, общество. Каждый гражданин чувствует растущую неуверенность в завтрашнем дне, глубокую тревогу за будущее своих детей. Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма: регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Давно пора сказать людям правду, если не принять срочных и решительных мер по стабилизации экономики, то в самом недалеком времени неизбежен голод и новый виток обнищания. от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями. Только безответственные люди могут уповать на некую помощь из-за границы. Никакие подачки не решат наших проблем, спасение в наших собственных руках. Настало время измерять авторитет каждого человека или организации реальным вкладом в восстановление и развитие народного хозяйства. Долгие годы со всех сторон мы слышим заклинания о приверженности интересам личности, заботе о ее правах, социальной защищенности. На деле же человек оказался униженным, ущемленным в реальных правах и возможностях, доведенным до отчаяния. На глазах теряют вес и эффективность все демократические институты, созданные народным волеизъявлением. Это результат целенаправленных действий тех, кто, грубо попирая Основной Закон СССР, фактически совершает антиконституционный переворот и тянется к необузданной личной диктатуре. Префектуры, мэрии и другие противозаконные структуры все больше явочным путем подменяют собой избранные народом Советы. Идет наступление на права трудящихся. Права на труд, образование, здравоохранение, жилье, отдых поставлены под вопрос. Даже элементарная личная безопасность людей все больше и больше оказывается под угрозой. Преступность быстро растет, организуется и политизируется. Страна погружается в пучину насилия и беззакония. Никогда в истории страны не получали такого размаха пропаганда секса и насилия, ставящие под угрозу здоровье и жизнь будущих поколений. Миллионы людей требуют принятия мер против спрута преступности и вопиющей безнравственности. Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире. Кое-где послышались реваншистские нотки, выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность. Еще вчера советский человек, оказавшийся за границей, чувствовал себя достойным гражданином влиятельного и уважаемого государства. Ныне он – зачастую иностранец второго класса, обращение с которым несет печать пренебрежения либо сочувствия.
Гордость и честь советского человека должны быть восстановлены в полном объеме. Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР полностью отдает себе отчет в глубине поразившего нашу страну кризиса, он принимает на себя ответственность за судьбу Родины и преисполнен решимости принять самые серьезные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса. Мы обещаем провести широкое всенародное обсуждение проекта нового Союзного договора. Каждый будет иметь право и возможность в спокойной обстановке осмыслить этот важнейший акт и определиться по нему. Ибо от того, каким станет Союз, будет зависеть судьба многочисленных народов нашей великой Родины. Мы намерены незамедлительно восстановить законность и правопорядок, положить конец кровопролитию, объявить беспощадную войну уголовному миру, искоренять позорные явления, дискредитирующие наше общество и унижающие советских граждан. Мы очистим улицы наших городов от преступных элементов, положим конец произволу расхитителей народного добра. Мы выступаем за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к обновлению нашей Родины, к ее экономическому и социальному процветанию, которое позволит ей занять достойное место в мировом сообществе наций. Развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения. В здоровом обществе станет нормой постоянное повышение благосостояния всех граждан.
Не ослабляя заботы об укреплении и защите прав личности, мы сосредоточим внимание на защите интересов самых широких слоев населения, тех, по кому больше всего ударили инфляция, дезорганизация производства, коррупция и преступность. Развивая многоукладный характер народного хозяйства мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг. Нашей первоочередной заботой станет решение продовольственной и жилищной проблем. Все имеющиеся силы будут мобилизованы на удовлетворение этих самых насущных потребностей народа.
Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед. От этого зависит наша жизнь и будущее наших детей и внуков, судьба Отечества. Мы являемся миролюбивой страной и будем неукоснительно соблюдать все взятые на себя обязательства. У нас нет ни к кому никаких притязаний. Мы хотим жить со всеми в мире и дружбе. Но мы твердо заявляем, что никогда и никому не будет позволено покушаться на наш суверенитет, независимость и территориальную целостность. Всякие попытки говорить с нашей страной языком диктата, от кого бы они ни исходили, будут решительно пресекаться. Наш многонациональный народ веками жил исполненный гордости за свою Родину, мы не стыдились своих патриотических чувств и считаем естественным и законным растить нынешнее и грядущее поколения граждан нашей великой державы в этом духе. Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час – значит взять на себя тяжелую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия. Каждый, кому дорога наша Родина, кто хочет жить и трудиться в обстановке спокойствия и уверенности, кто не приемлет продолжения кровавых межнациональных конфликтов, кто видит свое Отечество в будущем независимым и процветающим, должен сделать единственно правильный выбор. Мы зовем всех истинных патриотов, людей доброй воли положить конец нынешнему смутному времени. Призываем всех граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР, усилиям по выводу страны из кризиса. Конструктивные предложения общественно-политических организаций, трудовых коллективов и граждан будут с благодарностью приняты как проявление их патриотической готовности деятельно участвовать в восстановлении вековой дружбы в единой семье братских народов и возрождении Отечества.
Государственный комитет
по чрезвычайному положению в СССР.
18 августа 1991 года.

Иван Мухин 30.08.2011 12:43    

Всё рассказал т.Лакеев о ГКЧП, толко не рассказал о действиях МГК,ЦК КП РСФСР, ЦК КПСС, о его руковдстве ГКЧП. Если его, руководства партии действиями ГКЧП, не было, то о чем он (Лакеев) должен был говорить, учитывая, что все! члены ГКЧП были членами КПСС? Уж не о том ли, что всё руководство КПСС в то время предало партию?
Похоже, что это не входило в планы т.Лакеева В.И., т.к. нечто похожее происходит с партией и в наши дни, но о предательстве в её руководстве т. Лакеев В.И опять же не говорит. Что бы это значило?

Maksim 04.09.2011 18:19    

«Лебединое озеро» – не «Священная война» Вся мутная история ГКЧП заставляет вспомнить провокационный анекдот времен угара «перестройки»:
– Что нужно сделать, чтобы зажить хорошо?
– Объявить войну Финляндии и немедленно капитулировать.
ДЛЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ капитуляции не было никаких весомых причин.Административная инфраструктура в Москве и Подмосковье (узлы управления и связи, транспортные линии, системы снабжения и т.д.) практически неуязвима для любого внешнего повстанческого воздействия. Это доказали события октября 93-го: прорвав кольцо блокады, защитники Дома Советов пошли на Останкино, а в это время Гайдар преспокойно вещал из телестудии на 5-й улице Ямского поля. И таких запасных студий было и есть не одна. И не только студий, а много чего другого, включая секретные линии метро. Эту инфраструктуру можно, на худой конец, уничтожить серией термоядерных ударов, но ею невозможно завладеть в целости и сохранности, если только сами ее владельцы этого не захотят. Перейти в чужие руки она может только в результате добровольной сдачи или повального внутреннего предательства. Так что члены ГКЧП могли уйти в прямом смысле в подполье, тайно перемещаться куда угодно, вещать откуда угодно. Но вместо этого они предпочли разъехаться по дачам и квартирам и ждать ареста. В точности, как царские министры в феврале 17-го. За 20 прошедших лет действия ГКЧП разобраны по косточкам и по минутам и единодушно признаны абсолютно непрофессиональными с любой точки зрения как в плане наступления, так и в плане обороны. Существует немало учебных пособий по организации и проведению восстаний, или, на худой конец, государственных переворотов. Едва ли не первые из них – «Революция и контрреволюция в Германии» Энгельса и «Гражданская война во Франции» Маркса, на которые ссылался Ленин в своих работах 1917 года. Из современных достойны особого упоминания разработки американца Джина Шарпа по тактике так называемого «ненасильственного сопротивления», излагающие методику «оранжевых революций». Очень трудно поверить в то, что конкретные исполнители ЧП ничего этого не знали. Тут было нечто другое. Демарш и разгром ГКЧП стал для бюрократии долгожданным удобным предлогом, чтобы на «законном» основании снять, наконец, давно жмущую «красную шапочку» и открыто заняться тем, чем она давно уже занималась подпольно – коррупцией и конвертацией власти в собственность. И по прошествии 20 лет уже совершенно неважно как был создан этот предлог, что это было: «глупость или предательство?», как вопрошал с думской трибуны царских министров Милюков в конце 1916 года. Важен объективный результат. Субъективно это были, быть может, и ошибки, и политическое безволие, и предательство. А объективно – исполнение коллективной воли правящей бюрократии. Сдавать власть она не только не собиралась, но была полна решимости ее укрепить и вывести даже из-под номинального контроля народа. Произошло нечто вроде нынешнего переименования милиции в полицию: название было всего лишь приведено в соответствие с действительным содержанием. И уже менее через год после «краха ГКЧП» Бурбулис распространил панический доклад об угрозе «номенклатурного реванша». Все в нем было изложено верно за исключением одного: не было ни «угрозы», ни «реванша», а была жесткая «преемственность власти». Необходимость этой преемственности теоретически и практически обосновал тогдашний московский мэр Гавриил Попов. Вспоминая сегодня о событиях тех дней, он пишет, что лично предотвратил штурм здания КГБ, потому что потом пришла бы очередь ЦК, МВД, прокуратуры. И больше никакой власти не будет не только у Горбачёва, но и у Ельцина, и у Верховного Совета России, и даже у Моссовета. Начнутся кровавые события, которые станут «концом не только бюрократического социализма, но и самой России». Рассуждения как две капли воды похожие на аргументы многих нынешних политиков самых разных направлений. На самом же деле это никакой не патриотизм, а древняя наша привычка путать Отечество с «вашим превосходительством». Недавно мне случайно попался на глаза список современных «их высокопревосходительств» – действительных государственных советников 1-го класса (что соответствует воинскому званию генерал-полковника). Их оказалось 449, причем в списке обнаружились и личные знакомые, с некоторыми из которых мне доводилось работать в одном учреждении, сидеть в одном кабинете. Четыре с половиной сотни генерал-полковников, не считая аналогичных чинов в армии, МВД, ФСБ, МЧС, прокуратуре, СКР и прочих силовых ведомствах! А сколько же тогда «у нас» всего штатских и силовых генералов? И в подавляющем большинстве все это бывшие совпартработники, во многих случаях и по сию пору занимающие те же кабинеты, что и до переворота. ОРГАНИЗАТОРЫ ГКЧП искренне хотели спасти социализм, Советскую власть и Советский Союз – в этом не может быть никаких сомнений. Но, с технической точки зрения, ими были допущены все мыслимые ошибки. Однако главная ошибка – политическая. Это попытка спрятаться за ширму формальной законности. А ведь можно было бы и не лгать о «болезни» президента, а сказать прямо: «Горбачёв – предатель и арестован. Ныне он изолирован в «Форосе» в ожидании перевода в Лефортово, а далее его ждет народный суд». Одновременно требовалось и чрезвычайное партийное решение об исключении Горбачёва и всех его приспешников из рядов КПСС. Можно было не рассуждать о «верховенстве конституции и законов СССР», а отстранить от должностей и изолировать Ельцина, Попова–Лужкова, Соб¬чака–Путина, распустить Верховный Совет РСФСР и горсоветы Москвы и Ленинграда. Явились ли такие акты антиконституционными? В вопросе о конституционности или антиконституционности тех или иных действий нельзя поддаваться «юридическому кретинизму». Ведь что такое конституция? Зафиксированное на бумаге соотношение общественных, классовых сил. Если реальное соотношение сил изменилось, то писаная конституция стала фикцией. По тексту верховная власть принадлежит вам, а на деле – кому-то другому. Поэтому если вы хотите восстановить конституцию, вы дол¬жны изменить реальное соотношение сил методами, хотя бы и формально не предусмотренными конституцией. Такие методы называются гражданской войной. Трагикомедия была в том, что гражданскую войну вовсе не надо было начинать – она уже была в разгаре. Но «советское руководство» не рискнуло признаться народу и самому себе в том, что ГКЧП не просто «наводит конституционный порядок», а фактически поднимает восстание, вступает в гражданскую войну, ибо власть уже принадлежала не союзному Центру, а республиканским и региональным мафиозным «элитам». Косвенное и предельно смягченное признание гражданской войны как свершившегося факта содержалось в «Заявлении советского руководства» 19 августа. ГКЧП, говорилось в нем, создается «в целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии». Конфронтация – та же война, но чёрта побоялись помянуть по имени. И потом, что значит «преодолеть»? Преодолеть войну можно в принципе четырьмя способами: 1) победить, 2) капитулировать, 3) заключить перемирие, 4) призвать международные миротворческие силы. Никакой ясности в этом вопросе заявление не внесло. И дело не в том, что об этом не было сказано – по пропагандистским соображениям этого, может быть, и не надо было делать. Дело в том, что и действия (а еще больше бездействие) ГКЧП ничего не проясняли. А можно было бы сказать иначе: ГКЧП создается с целью победить в гражданской войне («конфронтации»). В этой войне наши враги – те-то и те-то. И не лица, а определенные социальные группы – теневики, коррумпированная бюрократия, организованные преступные группировки. Благо, пятилетняя история «перестройки» уже дала здесь богатый фактический материал. Вместо этого абсолютно беззубое и невнятное: «возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой».
Тем не менее с большим опозданием и великими колебаниями вступили в гражданскую войну и… не рискнули ее вести. Да, на столичные улицы и площади была выведена бронетехника, но неизвестно против кого и как направленная. Ведь танки предназначены не для демонстрации политической воли (которая на деле отсутствовала), а для того, чтобы давить и стрелять. Это и показал Ельцин в октябре 93-го. А августе 91-го танки и БТРы вошли в Москву без боекомплекта! В Чили Пиночет твердо знал, чего он хочет: расстрелять и разбомбить президентский дворец. И разбомбил, и расстрелял. В Китае Дэн Сяопин твердо знал, чего он хочет: «намотать» на гусеницы танков площадь Таньянмынь. И намотал. Ельцин в октябре-93 тоже твердо знал, чего он хочет: расстрелять из танковых орудий Дом Советов. И расстрелял. А ГКЧП? Если Ельцин в 93-м смог набрать для танков четыре экипажа подонков, то что, ГКЧП в 91-м не мог набрать четыре экипажа советских патриотов? Не смешите. Но нет, в лице ГКЧП вся позднесоветская партгосноменклатура тоже твердо знала, чего она хочет: «объявить войну Финляндии» и тут же сдаться. Или, как сухово-кобылинский Тарелкин, сымитировать свою смерть, чтобы вновь бодро побежать «впереди прогресса». И здесь те, кто принимал капитуляцию у самих себя, действовали виртуозно. ДАВНЫМ-ДАВНО пора внимательно изучить не опыт поражения ГКЧП, а опыт его победителей, которые в отличие от гэкачепистов очень охотно и с большой энергией вступили в острую фазу гражданской войны. Во-первых, победители объявили не об абстрактном введении ЧП «в отдельных местностях», а о вполне конкретных мерах. Указом Ельцина все органы исполнительной власти Союза, включая силовые, действующие на территории РСФСР, были переподчинены президенту РСФСР. Все должностные лица, выполняющие решения ГКЧП, объявлялись уголовными преступниками и отстранялись от должности. Во-вторых, арестовали членов ГКЧП. Сам же ГКЧП ничего подобного не предпринял. В-третьих, и это самое главное, победители призвали массы выйти на улицы. И не просто призвали, но и снабдили протестантов печатными инструкциями и подручными средствами по борьбе с бронетехникой (как будто знали заранее, что она появится на московских улицах), агитационными речевками для общения с военнослужащими, обеспечили их питанием, звукоусилителями, а в некоторых случаях и оружием. А к чему призвал ГКЧП? Скрупулезный анализ обращения ГКЧП к народу не находит в нем ни единой апелляции к самостоятельности и самодеятельности народных масс. Единственный более или менее конкретный призыв: «в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства». Все остальное – обычная словесная труха: «положить конец нынешнему смутному времени», «осознать свой долг перед Родиной», «оказать ГКЧП всемерную поддержку». Всемерная – это какая? Очевидно, не только пассивная, но и активная, не только моральная, но и силовая. Но сложилось впечатление, что руководители ГКЧП боялись народных выступлений значительно больше, чем Ельцина и любых «демократов», вместе взятых. И дело не в их личных качествах. Дело в корпоративных интересах номенклатуры, из-под власти которой они так и смогли выкарабкаться. А она-то всей душой была за Ельцина. Именно он указал ей «светлый путь». НО БЫЛО ЛИ к кому апеллировать в этой войне? Было! Ведь всего лишь полгода спустя, 17 марта 1992 года, в первую годовщину референдума о сохранении СССР, на Манежной площади Москвы собрался митинг численностью порядка 200–300 тысяч человек. Но было уже поздно. Митингующие явились «с горчицей после ужина». Можно ли было собрать такой митинг 19 августа 1991 года? Можно! Но для этого нужно было с самого утра показывать по телевизору не «Лебединое озеро», а крутить «Священную войну» и разъяснять, разъяснять и еще раз разъяснять реальное положение, выдвигать конкретные лозунги и призывать граждан выйти на Красную или Манежную площадь. Но нет, массы, только что проголосовавшие на референдуме 17 марта за сохранение Союза, не выступили. До сих пор либералы задают ехидные вопросы: почему никто из 20 миллионов членов партии не вышел на защиту партийных комитетов? И сами же отвечают: ясно, что коммунисты полностью утратили поддержку народа! Однако не все так просто. В истории уже были тому прецеденты. Так, в статье Ленина «Крах II Интернационала» есть косвенное предсказание пережитого КПСС краха. В начале Первой мировой войны вожди с. -д. партий стран Антанты и Четверного согласия оправдывали свою измену социализму и переход на сторону «своих» правительств тем, что массы не восстали против мобилизации и войны. «Кто решится утверждать, – писал, например К.Каутский, – что для четырех миллионов сознательных немецких пролетариев достаточно одного приказа горстки парламентариев, чтобы в 24 часа повернуть направо кругом?» Это бесстыжая демагогия, возражал Ленин. Единую волю организации масс вы¬ражал только ее единый политический центр, «горстка» вождей, которая предала социализм. Теперь Каутский сваливает на массы измену и бесхарактерность вождей. Массы не могли при измене их вождей в критическую минуту сделать ничего. «Масса не могла поступить организованно, ибо организация ее, соз¬данная заранее, организация, воплощенная в «горстке» Легинов, Каутских, Шейдеманов, предала массу, а для создания новой организации нужно время, нужна решимость выбросить вон старую, гнилую, отжившую организацию». Из многочисленных воспоминаний бывших партработников явствует, что ни ЦК, ни местные комитеты никакого участия в мероприятиях по введению и поддержанию ЧП не принимали. Так, бывший первый секретарь Московского горкома КПСС Прокофьев вспоминает свой разговор с председателем КГБ Крючковым. Партия, сказал Крючков, должна остаться в стороне, это дело чисто государственное, ее представителей не будет в составе ГКЧП. Тогда Прокофьев согласился с доводами, но теперь он думает иначе: «Если бы в состав ГКЧП вошли руководители партии, то он получил бы поддержку партийных масс, что не входило в планы его организаторов». Вот именно, НЕ ВХОДИЛО В ПЛАНЫ! То ли партию хотели уберечь от разгрома, то ли заранее обрекали ее на капитуляцию. Показательно, что среди обвинений, предъявленных партии в Конституционном суде, отсутствовало обвинение в организации государственного переворота. Тем не менее именно КПСС была запрещена, именно партийные комитеты и учреждения всех уровней были захвачены, а их имущество конфисковано. Кем конфисковано? Формально – государством, а на деле – теми же самыми партаппаратчиками. Это была первая по-настоящему крупная приватизация общественного имущества и генеральная репетиция всех последующих приватизаций. Неучастие партии в перевороте помогло отстоять в суде ее право на существование в виде сети территориальных ячеек, но, увы, способствовало развалу СССР. Можно ли было в условиях горбачёвщины перестроить КПСС изнутри и снизу? Я лично полагаю, что это было уже невозможно. Многие пытались, причем с разными целями. Вспомним «Демократическую платформу», «Марксистскую платформу», «Движение коммунистической инициативы», «Инициативное движение коммунистов РСФСР». Идеологи Демплатформы прямо говорили, что их цель – «цивилизованный развод», разделение КПСС на две уже фактически существующие партии. Аналогично думали и в противоположном стане: в КПСС было две партии – партия «наша страна» и партия «эта страна». Но раз партий было две, то членам «партии Ленина и Сталина, Шолохова и Королёва, Жукова и Гагарина, Курчатова и Стаханова» нужно было как можно быстрее и энергичнее раскалываться с «партией Троцкого и Кагановича, Берии и Мехлиса, Горбачёва и Ельцина, Яковлева и Шеварднадзе». Однако на практике господствовала суеверная боязнь раскола, фетишизация партийного единства, бывшего на деле «единством» переродившегося аппарата и партийных масс.
Образование в 1990 году Компартии РСФСР как республиканской организации КПСС мыслилось многими как создание альтернативы горбачёвскому руководству. Отчасти это так и было, но для открытой конфронтации, с одной стороны, у новых руководителей не хватило политической воли. А с другой стороны, на местах – в рескомах, крайкомах и обкомах – сидели все те же самые горбачёвцы, озабоченные совсем иными проблемами, нежели спасение социализма и Советской власти. Объективно для оздоровляющего раскола требовался толчок извне. Им и явился запрет партии, разрушивший пресловутое «единство». Аппарат откололся сам. Большая часть «масс» разбежалась кто куда. Идейных же коммунистов переворот загнал в полуподполье, где они с великим трудом начали постигать азы настоящей партийной организации и партийной работы. Это, пожалуй, единственный позитивный результат краха ГКЧП.

Ваше имя 10.02.2013 10:28    

Все это словоблудие. Народ далеко не сразу понял, что он потерял, не поддержав ГКЧП.

Обыватель 20.08.2013 00:11    

В то время, да и сейчас кого было поддерживать.

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Читайте также

В.И. Лакеев: сила трудящихся – в единстве и солидарности!

Меньше, чем через две недели в России пройдут очередные выборы депутатов Государственной думы. Это безынтересное мероприятие, напрочь лишённое интриги, способно привлечь внимание разве что представителей «системных» партий

Итоги 2015 г.: «Социализм или смерть»

Эксперт о социально-классовой природе терроризма

Б.Ю. Кагарлицкий: «Не верить либералам!»

Итоги 2014 года. Смириться или сопротивляться?

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Опрос
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
© 2005-2014 Коммунисты Столицы
О нас
Письмо в редакцию
Все материалы сайта Комстол.инфо
МССО Куйбышевский РК КПРФ В.Д. Улас РРП РОТ Фронт РОТ Фронт
Коммунисты Ленинграда ЦФК MOK РКСМб Коммунисты кубани Революция.RU