Другие новости

Чего мы не знаем о ГМО

14 августа 2016 15:57
Татьяна Васильева

ГМО – генетически модифицированный организм. Созданием ГМО занимается генная инженерия, которая является одним из инструментов биотехнологий. Биотехнологии сегодня – весьма обширная и перспективная область, которая позволяет использовать возможности живых организмов для решения различных научных и экономических задач.

Те генетически модифицированные организмы, о которых знают или слышали все, а именно ГМО в продуктах питания, это главным образом результат так называемой «зелёной» биотехнологии, занимающейся разработкой и созданием генетически модифицированных растений для сельского и лесного хозяйства.

В большинстве стран использование ГМ-продуктов разрешено, хотя в некоторых есть существенные ограничения. Тем не менее, известно, что отношение в обществе к ГМО, мягко говоря, неоднозначное. По некоторым данным, лишь 5% европейцев положительно относятся к ГМ-продуктам, а большинство считают эти продукты вредными для здоровья человека. Научный мир тоже не пришёл к согласию по этому вопросу, хотя на изменение общественного мнения брошены самые авторитетные силы – более 100 нобелевских лауреатов (в том числе медиков и биологов) подписали письмо с призывом к мировому сообществу прекратить борьбу с распространением ГМ-продуктов.

Сопротивление действительно есть, несмотря на бурное развитие биотехнологий с конца прошлого века. Интересно, что важными участниками протестного движения являются «зелёные» и левые. Почему же так? «Зелёные» выступают против «зелёных» биотехнологий? А левые выступают против развития науки? При том самые, казалось бы, консервативные круги, например, Церковь, помалкивают, а то и пропагандируют ГМО на своих интернет-ресурсах. Что касается католической Церкви, то Ватикан прямо поддержал распространение ГМ-культур.

Так почему же «зелёные», в частности такая организация как Гринпис, неустанно критикуют «зелёные» биотехнологии? Следует сразу отметить, что «зелёными» данный вид биотехнологии называется не потому, что они имеют отношение к экологической безопасности. Просто у биотехнологов принята «цветовая» классификация биотехнологий. Кроме «зелёной» есть «синяя», «белая», «серая» и «красная». Продукция «красной» биотехнологии (биофармацевтические препараты и биомедицина) составляет 60% на мировом рынке биотехнологий, и при её производстве также используются генетически модифицированные организмы, например генетически модифицированные бактерии для получения генно-инженерного человеческого инсулина. Продукция «зелёной» биотехнологии составляет соответственно 12%.

Что же беспокоит «зелёных» в «зелёной» биотехнологии? «Зелёных» заботит не пищевая безопасность ГМ-продуктов, которая в общем подтверждается результатами разнообразных исследований и держится под контролем, а экологическая. Т.е. само выращивание генетически модифицированных растений при расширении посевных площадей экологически не безопасно. Дело в том, что ГМ-растения могут вытеснить соответствующие дикие популяции, т.к. имеют повышенную жизнеспособность. Человечество уже знает немало примеров нежелательного распространения биологических видов в результате хозяйственной деятельности. Такие инвазивные виды наносят вред окружающей среде и человеку. В этом смысле распространение ГМ-растений может иметь последствия, которые сегодня невозможно спрогнозировать. Кроме того, ГМО могут образовывать гибриды с дикими организмами, распространяя введённые гены. Последнее было подтверждено исследованиями дикорастущего рапса в США в 2010 году. Также перенос генов может осуществляться бактериями и вирусами.

Но самую большую опасность на сегодняшний день представляет тот факт, что большинство используемых в сельском хозяйстве ГМ-растений имеют такой созданный генными инженерами признак, как устойчивость к гербицидам – ядохимикатам, которые применяются для борьбы с сорняками. Каким бы безопасным ни был, по заверениям производителей, гербицид, распространение ГМ-растений в сельском хозяйстве влечёт увеличение объёма используемых ядохимикатов. По данным Гринпис, использование токсичных гербицидов увеличилось в 15 раз с тех пор, как ГМО стали широко использоваться в сельском хозяйстве. Кроме доказанной токсичности гербицидов и обнаружения их следов в продукции, они наносят непоправимый ущерб природе планеты. Такие неселективные гербициды, как Раундап, по сути, убивают всё живое, кроме устойчивых к нему ГМ-растений.

На сегодняшний день самыми распространёнными гербицидами являются те, что производятся на основе глифосата. Глифосат, оставаясь ядохимикатом, считается самым безопасным гербицидом. Вместе с тем в 2015 году Всемирная организация здравоохранения обнародовала заключение, в котором содержится вывод о том, что глифосат является «возможным канцерогеном для человека» (категория опасности «2А»). Токсичность гербицидов на основе глифосата увеличивают поверхностно-активные вещества – вспомогательные ингредиенты, которые компании-производители держат в секрете. Таким образом, никакие заверения в полной безопасности нельзя считать окончательными, и это подтверждают, например, исследования токсичности продукта Раундап. Так, ещё в 2000 году было заявлено об отсутствии потенциального риска для здоровья человека при применении этого гербицида. Данные были подтверждены другим исследованием в 2002 году. В 2012 году также не было обнаружено никакой корреляционной связи между использованием Роундап и онкологическими заболеваниями. Исследование другими специалистами в 2013 году подтвердило отсутствие какой-либо связи. И только в 2014 году появились данные о том, что Роундап является фактором риска развития такого заболевания, как В-клеточная лимфома.

Кроме того, глифосат в составе Роундап из-за добавок становится более токсичным для насекомых, рыб, амфибий и других животных.

На основании этих и других фактов Гринпис считает своим долгом предупредить, что ГМО и пестициды это токсичная комбинация, которая представляет опасность для людей, окружающей среды и дикой природы.

Левые рассматривают экологические проблемы, связанные с ГМО, в контексте социально-экономических противоречий капитализма. Известно, что биотехнологии довольно наукоёмки и требуют значительных капиталовложений. Обеспечить прогресс в этой области по силам только крупным компаниям. Исследования  показывают, что именно крупные компании проявляют наибольшую инновационную активность во всех областях, и биотехнологии не исключение. Так, лидером в области «зелёных» биотехнологий является транснациональная компания Монсанто, которая занимается производством генетически модифицированных семян. Бурный рост компании начался на рубеже 20-го и 21-го веков после того, как она впервые вышла на рынок с семенами генетически модифицированных сои и хлопчатника. С того времени Монсанто поглотила более 50 конкурентов и превратилась в настоящего монополиста на рынке семян.

Монсанто защищает свои ГМО патентами, и это явление – фактически установленное право частной собственности на гены живых организмов – левые считают опасным и для природы, и для общества.

Современные ГМ-растения таковы, что их выращивание целесообразно и наиболее эффективно, если этим занимаются крупные сельскохозяйственные предприятия. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН признавала, что ГМ-культуры создавались специально для больших хозяйств в развивающихся странах. Таким образом ГМО делают неконкурентоспособными мелких фермеров.

Кроме того, компании-монополисты, занимающиеся производством ГМ-семян, закабаляют фермеров, т.к. патенты вынуждают тех ежегодно закупать ГМ-семена у определённого производителя. Как отмечает марксистский сайт In Defence of Maxism, крупные корпорации подобно наркодиллерам, бесплатно раздающим наркотики для первой пробы рядом со школами, продают первые партии ГМ-семян бедным фермерам по очень низким ценам, а то и вовсе раздают бесплатно, чтобы подсадить их на свою продукцию.

Монопольное могущество такой компании, как Монсанто, ещё более усиливает тот факт, что она является и основным производителем самого распространённого гербицида на основе глифосата Раундап. На этом, по сути, построена вся бизнес-модель компании – она держит рынок ГМ-семян и рынок гербицида, к которому устойчивы именно её семена.

Свою огромную, год от года растущую прибыль компания тратит не только на разработку инновационных технологий, но и на лоббирование своих интересов.  Так, ещё в конце 1980-х — начале 1990-х она пролоббировала в Министерстве сельского хозяйства США для применяемых в пищу генномодифицированных продуктов такие же регуляционные правила, какие действовали для новых сортов, полученных классической селекцией. Ежегодно на подобные цели компания тратит миллионы долларов.

В признании полной безопасности Раундап компания, разумеется, тоже заинтересована. Несмотря на скандалы в прошлом, связанные с выявленными подтасовками результатов тестов на токсичность пестицидов, выпускаемых Монсанто, компания продолжает настаивать на безопасности Раундап, ссылаясь на результаты экспериментов исследователей, которые имеют с ней финансовые связи.

И конечно Монсанто не исключение из правила. Крупные компании заинтересованы в сокрытии негативных последствий своей деятельности, и таких примеров в истории множество. Скандалы, связанные с распространением «коровьего бешенства» в Европе – один из них.

Противоречие заключается в том, что крупные компании, имея неоспоримые преимущества в продвижении новых технологий (корпорации способны вкладывать в развитие НИОКР больше средств, чем многие государства), берут под свой контроль мировую экономику, и противостоять этому очень сложно. Наука развивается не в вакууме – продвигаются те направления и их сочетания, которые приносят максимальную прибыль корпорациям, а исследования, угрожающие монопольной прибыли, могут намеренно тормозиться. И примеры последнего также есть в истории. Достаточно вспомнить американского геохимика Клэра Паттерсона, который в 1965 году начал активную научную деятельность по изучению губительного влияния свинца на здоровье людей и этим самым перешёл дорогу производителям бензина и свинцовым корпорациям.

Таким образом, когда мы видим на упаковках продуктов броскую надпись «без ГМО», это не означает, что, сделав выбор, мы обезопасили себя от всего, что с распространением ГМО связано.  Это не означает, что общество держит под контролем развитие биотехнологий, которые действительно могли бы помочь в решении глобальных проблем человечества, если бы не служили прежде всего интересам крупных корпораций.

Левые утверждают,  что капитализм с его неразрешимыми противоречиями не совместим ни с экологической безопасностью, ни с биоразнообразием, ни с социальной справедливостью, ни с действительным прогрессом.

Другие материалы по теме:


112 комментария
bbl-com-ua 09.11.2017 13:09    

Правда состоит в том, что технологии ГМО начали использоваться сравнительно недавно — в 1994 году. Таким образом, на данный момент не существует достаточного количества исследований на тему проверки долгосрочного воздействия генно-модифицированных продуктов на здоровье населения. Кем доказано? Пруфлинки будут? Или ты про Ермакову, которая помимо прочего утверждает, что человечество произошло от амазонок? Так что не неси пургу.

Читайте также

Лишние люди капитализма

В середине июня Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам опубликовал доклад «Мировые демографические перспективы 2019». Его авторы в очередной раз развенчали популярный среди ультраправых миф об экспоненциальном росте населения планеты

Пожаловался на низкую зарплату – плати штраф!

Очередные поиски «ведьм-гомофобов»

Обыкновенный врач оказался сильнее святой воды

Бастуют норвежские нефтяники

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума