Другие новости

Космонавты СССР. Георгий Шонин

13 марта 2013 15:32
Олег Комолов

Продолжаем публикацию глав из книги «Космонавты СССР» («Просвещение», Москва, 1977 г).

Каждый раз, когда требовалось писать автобиографию, первая строчка всегда получалась у него легко: «Я, Шонин Георгий Степанович, родился 3 августа 1935 г. в городе Ровеньки Луганской области…»

А дальше задумывался. Надо писать самое главное. А где оно, это главное, где второстепенное? Несколько дат. Несколько слов. Вот и все его «жизнеописание». О друзьях в своей автобиографии не пишут, о сокровенном не рассказывают.

И все-таки за этими скупыми строчками скрыт человек. Есть семья, где он рос, школа, училище, полк, где познавал летное «ремесло»… Есть годы жизни, и только они могут раскрыть все его существо. Ведь все, что было видано, пережито, прочувствовано, и сделало его таким, каков он сейчас есть…

…1941-й — один из самых трудных для Георгия. В шесть лет много ли знает человек о жизни и смерти, о горе и ужасах, пролитой крови? И хорошо, что не все это знают: неокрепшие плечи могут согнуться под тяжестью душевных перегрузок. Ему пришлось увидеть такое, прикоснуться к беде. Она ведь приходит, не спрашивая, не ища особых зарубок на двери.

Фашисты пришли в их село через месяц после начала войны. Нескончаемый поток беженцев застревал на забитых дорогах. Всюду огонь пожарищ, всюду стрельба, ухают взрывы. Те, кто начинал войну в июле сорок первого, где-то у границы, видели, как много среди первых жертв было женщин и детей, и учились ненавидеть врага, который и бесчеловечность считал своим оружием в борьбе с советским народом. Страшно все это. Очень страшно.

…Еще не окончилась война, а в селе открыли школу. Поначалу Жорка отметками не блистал: тройки, четверки. Мать сокрушенно качала головой: «Разве можно так?» Он давал обещания, а утром забывал их. В седьмом классе Жорка, как говорят, взялся за ум. Бросил проказы в чужих садах, шумные игры в войну. Тот год, сломав привычный бег времени, стал для него началом нового пути. Мать все чаще видела его за книгами, и хотя трудновато было, а рубль на покупку книг давала всегда.

Больше других полюбились Жорке истории про моряков. И когда после окончания седьмого класса ребята стали поговаривать о том, куда пойти учиться дальше, он твердо знал: его путь в моряки.

И вдруг эта маленькая заметка в газете о наборе в Одесскую спецшколу ВВС. Она как-то разом перечеркнула все: и морские планы, и мечту о капитанской фуражке.

…На приемной комиссии женщина-врач ощупала его, повертела из стороны в сторону и тихо, совсем как мать, сказала: «Ты бы подкормился годочек». Жорка чуть не разревелся. Нахмурил брови, но смолчал. Другие члены комиссии тоже засомневались: «Хрупковат мальчик, тяжело ему будет».

Тогда Жорка вдруг выпалил: «Я в футбол играю», — и зашмыгал носом.

—       В летчики собрался, а слезы,— успокоила женщина-врач. Потом спросила уже вполне серьезно: — Твердо решил?

Он упрямо кивнул: «Да!»

Судьба не обидела Георгия. Свела две его мечты воедино. Случилось так, что он стал морским летчиком. Не сразу, конечно, но стал. Когда летел над морем, душа замирала. Никто не знал, как ему в эти минуты было хорошо. Такое это удовольствие — чувствовать, что самолет послушен каждому твоему желанию. Тогда-то он, наверное, и открыл, что полет — это не только гул мотора, не только голубая безграничная высь и земля, плывущая под крылом. Полет — это целый мир, полный счастья, мудрости и волнения, мир, в котором человек ощущает свою силу над всеми тремя измерениями.

В двадцать один год вручил партийному секретарю заявление. Не потому, что «время пришло» или решил не отстать от других. Не было в его решении колебаний или сомнений. Все просто, как дыхание. Он должен был стать под общее знамя партии коммунистов, сознавая всю ответственность этого шага.

…Военные живут на колесах. Получил приказ — собирай нехитрые пожитки и шагай через параллели и меридианы. Как это поется в песне: «Пишите нам, подружки, по новым адресам». Таков закон службы.

Направили лейтенанта Шонина на Север, за полярный круг. В те годы посчастливилось Георгию служить вместе с Юрием Гагариным. Помнится, Юрий Алексеевич говорил о нем:

—       Он прибыл в соседнюю часть чуть позже. У них была страсть — хоккей. Все играли, даже командир… Летали с ним вместе. Но ближе узнал Жору, когда сюда приехал — в Звездный. Он прибыл в числе первых. В обращении прост. Иногда горяч, иногда наоборот. Но парень хороший. Волевой, прямой, честный. Что думает, в себе не носит. Если не нравится, рубит напрямую. Уважают его у нас. Да и там, на Севере, уважали. Летал хорошо в простых и сложных условиях, а коснется — другу тяжело, последнюю рубашку с себя отдаст…

Он прибыл в Звездный городок одновременно с Юрием Гагариным. Вместе они приступили к тренировкам, вместе летали в самолетах-лабораториях, привыкая к перегрузкам и невесомости.

Он стартовал на космическом корабле «Союз-6» 11 октября 1969 г. Это был полет, в котором участвовала целая флотилия «звездных каравелл», на орбите работали одновременно семь космонавтов.

Другие материалы по теме:


Комментирование закрыто
Читайте также

Ярослав Галан. Антифашист с Западной Украины

В условиях политического кризиса на Украине, сопровождающегося националистическими погромами под знамёнами бандеровщины

Валерий Чкалов: «Я — настоящий безбожник»

Николай Некрасов. Элегия

Николай Некрасов. «Железная дорога»

О коммунистической морали

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума