Другие новости

Ю. Гагарин: «Я видел Землю»

9 марта 2013 03:02
Олег Комолов

Рассказывает Юрий Гагарин (Журнал «Отчизна», 1961 год).

Я хотел стать космонавтом. Желание лететь в космос — это было мое личное желание. Когда мне доверили это, я стал готовиться к полету.

Во время полета все мои мысли были направлены на выполнение программы полета. Я хотел выполнить все пункты задания и как можно лучше. Работы было много.

Никакого чувства одиночества в космосе я не испытывал. Я хорошо знал, что друзья, весь советский народ следят сейчас за моим космическим полетом. Я был уверен, что партия и правительство всегда готовы помочь мне, если я окажусь в сложном положении.

Что было видно с высоты?

Дневная сторона Земли видна очень хорошо, хорошо различимы берега континентов, острова, крупные реки, большие водоемы, складки местности.

Во время полета мне довелось впервые собственными глазами увидеть шарообразную форму Земли. Такой она кажется, когда смотришь на горизонт.

Надо сказать, что картина горизонта очень своеобразна и очень красива. Можно видеть необыкновенный по красочности переход от светлой поверхности Земли к совершенно черному небу, на котором видны звезды. Переход этот очень тоненький, как бы пленка-поясок, окружающая земной шар. Она нежно-голубого цвета. И вот весь этот переход от голубого к черному происходит необыкновенно плавно и красиво. Даже трудно передать это словами. А когда я выходил из земной тени, то горизонт представлялся иным. На нем была ярко-оранжевая полоска, которая затем переходила опять в голубой цвет и снова в густо-черный.

Луны я не видел. Солнце в космосе светит в несколько десятков раз ярче, чем у нас на Земле. Звезды видны очень хорошо: они яркие, четкие.

Когда появилась невесомость, чувствовал себя превосходно. Все стало легче делать, это понятно. Ноги, руки ничего не весят, предметы плавают по кабине. И сам я не сидел в кресле, как до этого, а висел в воздухе. Во время состояния невесомости я ел и пил, и все происходило так же, как у нас на Земле.

Я и работал в этом же состоянии, писал, записывал свои наблюдения. Почерк тот же самый, хотя рука и ничего не весит. Только блокнот надо держать, а то он уплывет из-под рук. Работал на связи по разным каналам, пользовался телеграфным ключом.

Как я убедился, на работоспособности невесомость никак не сказывается. Переход от невесомости к гравитации, к появлению силы тяготения, происходит плавно. Руки и ноги чувствуют себя по-прежнему, так же, как и при невесомости, только стали весить. И сам я уже перестал висеть над креслом.

Перед посадкой в космический корабль я чувствовал большое удовлетворение. Я был счастлив и горд, что этот космический полет доведется провести мне. И вместе с тем меня наполняло чувство большой ответственности за полет в космос, где много неизвестного, чувство гордости за наш народ, который сумел создать столь мощные корабли, способные поднять человека в космическое пространство.

Я хочу посвятить свою жизнь, свою работу, свои мысли и чувства новой науке, занимающейся завоеванием космического пространства.

В корабле-спутнике я мог бы находиться значительно дольше. Но продолжительность полета была заранее определена программой. Работалось в корабле хорошо, самочувствие и настроение были отличными Я был полон радости, когда коснулся Земли. Когда спускался, то пел песню: «Родина слышит, Родина знает…»

Другие материалы по теме:


3 комментария
Читайте также

Ярослав Галан. Антифашист с Западной Украины

В условиях политического кризиса на Украине, сопровождающегося националистическими погромами под знамёнами бандеровщины

Валерий Чкалов: «Я — настоящий безбожник»

Николай Некрасов. Элегия

Николай Некрасов. «Железная дорога»

О коммунистической морали

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума