Другие новости

Космонавты СССР. Валерий Быковский

23 августа 2012 13:08
Олег Комолов

Продолжаем публикацию глав из книги «Космонавты СССР» («Просвещение», Москва, 1977 г).

Мальчишкой он мечтал стать моряком. Рисовал боевые корабли, мастерил парусники с высокими мачтами. И казалось, сама судьба готовила ему легендарную бескозырку с золотыми якорями на муаровых лентах.

После окончания седьмого класса заявил родителям: «Пойду в морское училище. Хочу по твоим стопам, отец,— покорять морскую стихию. Одобряешь?» Федор Федотович нахмурился. «Пока не кончишь десятилетку и не получишь аттестат зрелости, о море не думай. В моряки и раньше брали наиболее подготовленных, а сейчас и подавно»,— категорически заявил отец.

Однажды после уроков, когда он уже собрался идти домой, школьный приятель таинственно поманил его в коридор.

— Слышь, Валерка. Внизу, в комнате комитета комсомола, сидит че-ло-век. Беги скорее вниз и послушай, о чем он толкует. Торопись! Да постарайся произвести на него впечатление. Тогда тебе повезет, и тебя тоже запишут…

В комнате комитета комсомола Валерий увидел широкоплечего, мускулистого мужчину с открытым волевым лицом и спадающей на высокий лоб прядью русых волос. Он сидел, положив громадные кулачищи на стол, и слегка улыбался. Говорил этот человек об авиации. Валерий остался послушать, а когда незнакомец собрался уходить, спросил:

— А записаться в аэроклуб можно?

Человек посмотрел на Валерия испытующим взглядом и неторопливо ответил: «Можно… Но только любить наше дело нужно. Очень любить! Сегодня я не записывать пришел, а просто рассказать. Кто захочет записаться, сам к нам придет. Ну, коль уж очень хочешь, запишу».

После него стали записываться и другие, наперебой называя свои фамилии и крича: «И меня! И меня!» В последующие дни только и было разговоров, что об аэроклубе. На переменах, да и на уроках, слышалось одно и то же: «Аэроклуб, аэроклуб…» Когда же дело коснулось медицинской комиссии и отборочного приема, от коллективного шествия пришлось отказаться. На первое занятие шагали только двое.

Окончив аэроклуб, Валерий решил пойти в военное училище летчиков-истребителей. Небольшого роста, юркий, проворный, он заметно выделялся среди сокурсников вдумчивостью и трудолюбием. Во время учебы часто приходилось менять аэродромы, летать на разных самолетах. Но в аттестационных листах Быковского неизменно повторялись такие записи: «Перерывы на технику пилотирования не влияют. Ориентируется в полете хорошо», «Дальнейшее обучение на реактивном самолете целесообразно», «В полетах вынослив и инициативен». И, наконец, итог: «Выпускные экзамены по технике и боевому применению сдал на «отлично».

После училища — полк, где очень многие летчики прошли испытание огнем войны, встречались со всевозможными трудностями, неожиданностями, какие порой случаются в авиации. С ними он летал, у них он учился. Воздушные бои, перехваты, стрельбы… И все это в ураганном вихре, на больших скоростях, на предельных высотах. Почти каждый день встречи с небом: порой короткие, порой долгие.

…В тот день полетов не было. Аэродром пустовал. Самолеты, затянутые серыми брезентовыми чехлами, походили на озябших, нахохлившихся птиц. Летчики сидели в классах и заполняли документацию.

— Быковского — к командиру! — прокричал дежурный по части, заглянув в дверь эскадрильской комнаты.

В кабинете полковника было много народу.

До меня дошли слухи,— начал полковник,— что вы рветесь к полетам на новой технике. Так вот эти товарищи,— командир кивнул в сторону врачей,— могут вам помочь в этом деле.

Валерий молчал. Он не совсем еще понял, что происходит, и не знал, как себя вести. Молчали и собравшиеся в кабинете командира. Валерий чувствовал, как его рассматривали: пристально, с любопытством. Один из врачей спросил: «Согласны вы попробовать свои силы в космонавтике?»

— Согласен!

…Космодром готовился к старту. Работы было много. Но, несмотря на заполненность всех подготовительных дней, Валерий нашел время, чтобы написать письмо друзьям-комсомольцам.

«…Предстоит большая работа. Но этот полет я хочу разделить с вами, дорогие молодые друзья. Это наш общий полет. Все мы много работали. И вот готова ракета, готов корабль, готовы к старту тысячи умных приборов. Я знаю, как много сил вложил наш народ, сколько и сторону врачей,— могут вам помочь в этом деле.

Валерий молчал. Он не совсем еще понял, что происходит, и не знал, как себя вести. Молчали и собравшиеся в кабинете командира. Валерий чувствовал, как его рассматривали: пристально, с любопытством. Один из врачей спросил: «Согласны вы попробовать свои силы в космонавтике?»

— Согласен!

…Космодром готовился к старту. Работы было много. Но, несмотря на заполненность всех подготовительных дней, Валерий нашел время, чтобы написать письмо друзьям-комсомольцам.

«…Предстоит большая работа. Но этот полет я хочу разделить с вами, дорогие молодые друзья. Это наш общий полет. Все мы много работали. И вот готова ракета, готов корабль, готовы к старту тысячи умных приборов. Я знаю, как много сил вложил наш народ, сколько и молодых рук потрудилось, чтобы все было надежно…

В полете со мной будет комсомольский значок. Это значок нашего с вами союза молодых коммунистов. Я с волнением приколю его на рубашку. Он точно такой же, как на ваших рубашках: наше знамя с силуэтом Ильича. Нам с вами всегда надо быть достойными этого образа…

Комсомолец Валерий Быковский»

В сентябре 1976 г. он вторично стартовал в космос на корабле «Союз-22» и выполнял интересную программу, которая получила название «Радуга».

Другие материалы по теме:


Комментирование закрыто
Читайте также

Ярослав Галан. Антифашист с Западной Украины

В условиях политического кризиса на Украине, сопровождающегося националистическими погромами под знамёнами бандеровщины

Валерий Чкалов: «Я — настоящий безбожник»

Николай Некрасов. Элегия

Николай Некрасов. «Железная дорога»

О коммунистической морали

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума