Другие новости

К.Васильев. «О самом-самом»

1 августа 2012 21:45
Олег Комолов

Предлагаем вашему вниманию рассказ опубликованный в журнале «Отчизна» (№11, 1985 г.) В нём в публицистической форме рассказывается о главном противоречии двух антагонистических систем: капиталистической и социалистической.

Представьте себе такую ситуацию. К советскому журналисту, работающему во Франции, на летние каникулы приехал сын- девятиклассник. Сели в машину. Покатались по Парижу.

Поехали в пригород. И тут красиво. Мальчишка смотрит во все глаза:

— Ой, папа, там справа такое симпатичное озеро. Давай остановимся, искупаемся, позагораем.

— Нельзя, — отец серьезен. — Это все чужое. И озеро, и вон та поляна, и рощица. Частная собственность. У всего этого есть хозяин. Изучал же в школе…

— А еще говорят, что живут в «свободном мире», — пробурчал парень и умолк надолго.

Еще одна ситуация. Американский школьник того же возраста приехал туристом в Советский Союз. Все шло хорошо, все понравилось — и Москва, и Ленинград, и Сочи, но поразила юного гостя одна «деталь».

— Это правда, что у вас нельзя купить фабрику, магазин или землю? — спросил он.

— Правда, — ответили ему.

— Значит, у вас нет свободы, — заключил американский школьник.

Ничего странного в двух этих историях нет: просто каждый оценивал незнакомый мир с точки зрения общества, в котором он родился и вырос, с точки зрения общества, которое его воспитало. Два сверстника, живущих в разных социально-экономических системах — один в социализме, другой в капитализме, зримо и конкретно вдруг столкнулись с самым главным, что отличает две эти системы. Об этом самом главном и пойдет речь.

Человечество пережило несколько четко различимых исторических периодов, именуемых социально-экономическими формациями — первобытно-общинный строй, рабовладельческий, феодализм, капитализм, ряд стран перешел в следующую формацию — коммунизм, а его первым этапом (первой фазой, как говорят ученые) является социализм. Так вот, каждый из пяти исторических периодов в биографии человечества отличался от всех других тем, кто владел орудиями труда, землей, заводами, электростанциями, то есть всем, что ученые называют средствами производства. Именно это обстоятельство определило в конечном итоге все остальные различия.

В общем-то несовпадения между разными формациями можно считать сотнями, но далеко не всегда главные из них резко бросаются в глаза. Не один минул век, прежде чем ученые (а ими были марксисты) открыли самое-самое главное, что делит историю человечества на принципиально непохожие друг на друга периоды. Это самое-самое главное и есть форма собственности на средства производства.

Не будем сегодня выяснять, как обстояло дело с собственностью во всех пяти формациях, ограничимся лишь двумя, которые поразили двух сверстников с противоположных концов планеты.

Да, при социализме земля и ее недра, заводы и фабрики, нефтяные разработки и угольные шахты, железные дороги и корабли, электростанции и так далее — то есть средства производства принадлежат народу. Ни один человек не может их купить и распоряжаться ими по своему усмотрению. Зато все вместе, сообща мы являемся собственниками этих средств производства, и используются они в интересах всего общества. К чему это ведет?

Возьмем конкретный случай — такое бывает и при капитализме, и при социализме. Шахта или целый район вычерпали из-под земли весь уголь, какой там был. Капиталист закрывает шахту (или шахты) и увольняет рабочих. Настроение у него при этом, наверное, не из лучших, но вовсе не потому, что сотни или тысячи людей остались без работы, а потому, что не будет он больше получать за счет своей собственности доходов. Можно ли сказать, что рассуждает он по-хозяйски? Конечно, можно. Любому хозяину убытки — не подарок.

Что в такой же ситуации происходит при социализме? Шахты тоже закрываются. Но задолго до этого (так, скажем, было в Подмосковном угольном бассейне) общество, народ в лице государства предлагает шахтерам два варианта: либо вы переезжаете в другой район страны, где угля много и специалисты требуются, либо меняете профессию и становитесь, скажем, машиностроителями — на переучивание при этом вы не потратите ни копейки. Многие переезжали (не только шахтеры, но и нефтяники), государство оказывало им безвозмездную материальную помощь, обеспечивало на новом месте жильем и всем необходимым. Но большинство все же не хотело покидать насиженных мест, и тогда целые города на время превращались в своеобразные учебные заведения.

В них строились новые заводы, филиалы крупных московских предприятий, в частности столичного автогиганта ЗИЛа (завод имени Лихачева). Города и районы меняли свой промышленный облик. Нетрудно догадаться, что государству пришлось идти на крупные затраты. По-хозяйски ли все это было сделано? Да, нужно опять-таки утвердительно ответить на этот вопрос. Но почему же так по-разному решалась одна и та же проблема? Да потому, что хозяева были разные: один — частный собственник, а другой — народ, общество. Каждый хозяин, попади он в трудное положение, постарается выйти из него с наименьшими потерями. Так поступают и капиталист, и хозяин всех средств производства —народ.

И еще о хозяйском подходе, но теперь с точки зрения сугубо экономической. Если бы в условиях социализма при закрытии шахт заблаговременно не позаботились о судьбе тех, кто там работает, что бы произошло? Разумеется, люди и сами нашли бы себе депо по душе. Читатели «Отчизны» знают, что в Советском Союзе нет безработицы, зато существует острая проблема нехватки рабочих рук. Но сколько бы прошло времени, прежде чем бывшие шахтеры стали бы машиностроителями или сами начали бы наводить справки, куда можно переехать, чтобы трудиться, не меняя профессию? Очень много времени. А это при нехватке рабочих рук в целом по стране — колоссальные убытки.

Вот к каким разным последствиям приводит разная форма собственности на средства производства. Согласитесь, к последствиям очень важным, затрагивающим основы жизненного уклада всех и каждого.

Однако мы пока еще не объяснили, как форма собственности влияет на отношения между людьми. Самое время сделать это. Начнем с главных отношений — с классовых.

Капиталист и рабочий. Первый владеет заводом, магазином, землей, а второй (если говорить лишь о производстве) — только своей рабочей силой, профессиональным мастерством, трудовым опытом. Богатый человек на Западе, имея солидный капитал, может получать доход в десятки и сотни раз больший, чем сборщик автомобилей или сталевар.

Но никакой доход не возникает сам собой, он всегда есть результат труда. Откуда же текут к капиталисту тысячи и миллионы долларов, фунтов стерлингов или марок? Ясно откуда: он получает их за счет труда других. По-русски это называется грабеж, по-научному — эксплуатация. Так вот, ликвидация частной собственности на средства производства сделала эксплуатацию абсолютно невозможной. Иными словами, никто при социализме не может жить за счет другого, и все по той же причине: и заводами, и магазинами, и землей владеют все сообща —общество в целом. Как капиталист не может эксплуатировать сам себя, так и общество в условиях социализма не может этого сделать.

Таким образом, получается, что собственность на средства производства — это не просто экономический термин, но это еще и отношения между людьми. И на характер человеческий она накладывает свой отпечаток. Частная собственность неизбежно порождает частный интерес, то есть воспитывает в характере людей индивидуализм: из своей собственности за счет кого и чего угодно капиталист хочет получить наибольшую прибыль.

Общественная собственность столь же закономерно порождает общественные интересы, а значит, воспитывает в характере людей совсем иные качества — коллективизм, чувство хозяина, уверенность в завтрашнем дне, братство народов. И,

заметьте, общество, социалистическое государство заботится о том, чтобы процесс такого воспитания шел как можно активнее и охватывал все сферы жизни, в том числе и экономику. Сейчас, например, мы ставим перед собой задачу так отладить весь наш хозяйственный механизм, чтобы каждый рабочий четко видел, что ему и его товарищам по бригаде или заводу выгодно то, что соответствует интересам всего общества.

Зарубежный читатель может задать вопрос:  но ведь и при капитализме есть не только частная, но и государственная собственность на средства производства, а при социализме помимо государственной (то есть общенародной) тоже существуют другие формы. Может быть, у капитализма и социализма в отношении к собственности есть родственные черты?

Да, действительно, есть при капитализме и государственная собственность. Более того, в некоторых случаях она стала государственной из частной тем же методом, что и у нас, — путем конфискации, то есть безвозмездной передачи государству средств производства, которыми владели частные предприниматели. Так случилось с заводами Рено во Франции. И было это сделано под давлением трудящихся, а главная причина — сотрудничество фирмы с гитлеровскими оккупантами в период второй мировой войны. Но это исключительный случай. Обычно при капитализме частная собственность переходит к государству в результате национализации — путем выкупа ее на выгодных для владельца условиях. К слову сказать, в некоторых социалистических странах тоже применялась не конфискация, а национализация — с частным возмещением или даже выкупом у бывших капиталистов средств производства.

Однако факт есть факт: и при капитализме, и при социализме есть помимо других форм государственная собственность. Но факт мало о чем говорит, если не выяснить, кому в государстве принадлежит власть, а значит, чьи интересы государство защищает.

Одним из первых своих декретов — декретом о земле — Советское государство бесплатно дало право крестьянам пользоваться землей. В чьих это было интересах? Разумеется, в интересах крестьян, составляющих в то время большинство населения России.

Теперь посмотрим, чьи интересы выражает буржуазное государство в качестве собственника на средства производства. Приведем всего несколько фактов.

Процветающие, дающие высокие прибыли своим владельцам фирмы не национализируются. В собственность капиталистического государства, как правило, переходят убыточные, но необходимые предприятия и даже целые отрасли — например железнодорожный транспорт. А расходы государство покрывает за счет налогоплательщиков. Нетрудно догадаться, кому выгодна подобная национализация —капиталистам, монополиям, у которых государство выкупило завод или целую отрасль (причем их владельцы никогда не оставались в накладе), или рабочему, который вынужден платить больший налог.

В той же Франции, куда приехал в гости к отцу московский школьник, в свое время национализировали электростанции. В результате цены на электроэнергию для населения возросли, а монополии, напротив, получили большие скидки.

Еще один факт. Государственные предприятия при капитализме поставляют товары частным фирмам обычно по заниженным Зато частные собственники, как правило, продают государственным предприятиям товары по повышенным ценам.

И, наконец, кто и за счет кого, например, в США получает самые большие прибыли? Частные фирмы, производящие оружие. Прибыли там порой достигают 200 и даже 2000 процентов. Покупает оружие, естественно, государство, а расплачивается за подобную государственную щедрость опять-таки налогоплательщик, то есть народ. Вот и получается, что государственная собственность в условиях капитализма помогает монополиям увеличивать прибыли и усиливает эксплуатацию трудящихся.

Но мы еще не сказали о другой форме собственности на средства производства, существующей в социалистической стране. Имеется в виду колхозно-кооперативная форма. Да, ее нельзя назвать общенародной, но еще меньше — частной собственностью. И вот почему. Кооперативные предприятия у нас являются социалистическими предприятиями. Там так же, как и на государственных, невозможно, чтобы кто-то присвоил результаты труда другого, то есть абсолютно исключена возможность эксплуатации человека человеком. Производство развивается планомерно, и каждый получает то, что соответствует количеству и качеству его труда.

Разница между государственной и, скажем, колхозной собственностью состоит в степени обобществления средств производства. Если они, в одном случае, принадлежат всему народу, то в другом — колхозу, одному сельскохозяйственному предприятию или нескольким.

Разговор о собственности в нашем обществе был бы неполным, если бы мы не объяснили зарубежным читателям, что означает у нас личная собственность. А это все то, что предназначено для удовлетворения личных потребностей человека — от зубной щетки до автомобиля. Основной источник этой собственности — личный труд каждого. А поскольку каждый является еще коллективным (в масштабах всей страны) собственником средств производства, то возникает и действует закономерность, присущая только социалистическому обществу: чем выше темпы роста общественной собственности, тем быстрее рост личной, тем активнее идет улучшение благосостояния каждого члена нашего общества.

Но вернемся к двум мальчикам-путешественникам. Если помните, и тот, и другой говорили о нарушении свободы. Один посчитал ущемлением его свободы то обстоятельство, что ему не дали искупаться в симпатичном озере. Другой увидел отрицание свободы в невозможности при социализме купить завод или землю.

Надеемся, что читатели теперь убедились, что каждый из путешественников смотрел на незнакомый ему мир глазами того общества, к которому сам принадлежит. Если частная собственность считается незыблемой и чуть ли не священной основой государства, то любое посягательство на эту основу представляется вопиющим нарушением свободы (разумеется, для тех, кто этой собственностью владеет, для их семей, чье благополучие строится на владении этой собственностью).

Но если основу экономической системы страны составляет общественная собственность, то для человека, выросшего и воспитанного в такой стране, любое отступление от этого принципа — явное нарушение свободы. Причем в данном случае такое отношение к частной собственности является в социалистическом государстве всеобщим. Это и понятно: собственниками всех богатств у нас являются все и каждый.

Вот с какой большой проблемой столкнулись в начале нашей статьи два юных сверстника, столкнулись с самым-самым главным, что делит биографию человечества на разные исторические периоды, что отличает социально-экономические системы, соседствующие сегодня на земном шаре.

***

«Отчизна» — ежемесячный литературно-художественный, публицистический иллюстрированный журнал, издававшийся в СССР советским обществом по культурным связям с соотечественниками за рубежом (общество «Родина»). Подписку на журнал можно было оформить в Австралии, Аргентине, Бельгии, Великобритании, Греции, Италии, Испании, Индии, Канаде, Мексике, Нигерии, Нидерландах, США, ФРГ, Финляндии, Франции, Швейцарии, Швеции.

Другие материалы по теме:


2 комментария
Василий, Горький 02.08.2012 15:26    

Интересно было бы почитать статейки из этого журнала на ту же тему в годах этак 89-91.
И узнать когда почил.

Алексей 08.08.2012 21:08    

Ох и язва же ты, Вася! 😉 А редакция и этого «Комстола» «не вступает в переписку с читателями» (как говорится)…

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Читайте также

Ярослав Галан. Антифашист с Западной Украины

В условиях политического кризиса на Украине, сопровождающегося националистическими погромами под знамёнами бандеровщины

Валерий Чкалов: «Я — настоящий безбожник»

Николай Некрасов. Элегия

Николай Некрасов. «Железная дорога»

О коммунистической морали

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Опрос
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
© 2005-2014 Коммунисты Столицы
О нас
Письмо в редакцию
Все материалы сайта Комстол.инфо
МССО Куйбышевский РК КПРФ В.Д. Улас РРП РОТ Фронт РОТ Фронт
Коммунисты Ленинграда ЦФК MOK РКСМб Коммунисты кубани Революция.RU