Другие новости

«Мистер нет»

29 сентября 2016 23:04
Михаил Кечинов

«Лучше десять лет переговоров, чем один день войны» — такой была философия Андрея Андреевича Громыко (1909-1989), одного из самых «долгоиграющих» руководителей внешнеполитического ведомства в истории нашей страны.

Путь в дипломаты был для молодого Андрея Громыко, с одной стороны, необычным, с другой — достаточно характерным для того времени. Уроженец небольшой деревни на Гомельщине, из бедняцкой семьи, он с тринадцати лет ходил вместе с отцом на заработки. После окончания школы и техникума в 1931 г. поступил в Минский сельскохозяйственный институт. Одновременно с учебой ездил в командировки в колхозы, одно время даже работал директором сельской школы. Был старателен и активен. Еще студентом Андрея Громыко пригласили в аспирантуру при Академии наук Белорусской ССР. Затем его перевели в Москву, где в 1936 г. он защитил кандидатскую диссертацию. Здесь Громыко остался работать в Академии наук СССР. Карьера молодого ученого складывалась очень удачно.

Под стать шли и семейные дела: в 1931 г. Андрей Громыко женился на однокурснице по техникуму Лидии Гриневич. В 1932 г. у них родился сын Анатолий (ныне известный африканист, член-корреспондент РАН), в 1937 г. — дочь Эмилия, ставшая кандидатом исторических наук.

В конце 1930-х гг. в результате репрессий во многих советских государственных учреждениях образовался кадровый вакуум.

Не исключением был и Наркомат иностранных дел. Руководство страны решило набрать в это ведомство новых сотрудников из числа хорошо зарекомендовавших себя коммунистов, среди которых оказался и Громыко. В начале 1939 г- он предстал перед комиссией под председательством наркома иностранных дел В. М. Молотова, успешно прошел собеседование и получил назначение на должность заведующего Американским отделом НКИД. Позднее он вспоминал: «На новую работу шел с каким-то неопределенным чувством. Уж очень все было неожиданно». Но судьба мистическим образом связала Андрея Громыко с ключевыми событиями истории XX в.

1939-1946: Становление дипломата

Осенью 1939 г. Громыко впервые вызвали к И. В. Сталину. Руководитель страны сообщил молодому дипломату о новом назначении — советником посольства СССР в США — и дал указание наладить с Соединенными Штатами «неплохие отношения». Работа в этой стране заложила фундамент будущей дипломатической карьеры Громыко, который в 1943 г. занял высокую должность советского посла в США (прежний советский представитель М. М. Литвинов впал в немилость и был отозван).

Громыко сыграл значительную роль в укреплении советско- американских отношений в годы Великой Отечественной войны.

Но главным на тот момент делом было формирование послевоенного устройства мира. Громыко принял участие в подготовке и проведении знаменитых конференций в Тегеране, Ялте и Потсдаме. В Думбартон-Оксе, где в 1944 г. союзники по антигитлеровской коалиции приняли решение о создании Организации Объединенных Наций, Громыко возглавлял делегацию Советского Союза. На конференции в Сан-Франциско (1945 г.) от имени СССР подписал Устав ООН. Западные журналисты отмечали, что молодой советский дипломат «необычайно остроумен, искусный диалектик, специалист по ведению переговоров».

К слову, не оставил он и занятий наукой. В эти годы Громыко начал писать книгу «Экспорт американского капитала» (опубликована в 1957 г.), за которую ученый совет МГУ присвоил ему степень доктора экономических наук.

1946-1957: На переднем крае холодной войны

В год начала холодной войны Громыко стал первым представителем СССР при Организации Объединенных Наций именно был назначен заместителем министра иностранных дел. С первых дней деятельности ООН этой структурой в своих интересах стали манипулировать Соединенные Штаты. В таких условиях Громыко был вынужден регулярно использовать право «вето», за что западные дипломаты стали называть его «Мистер Нет». В августе 1947 г. фотография Громыко была впервые помещена на обложке журнала «Time» вместе с ругательной статьей о нем. Андрей Андреевич относился к американской критике с иронией, говоря, что на самом деле от представителей Запада он слышал «nо» гораздо чаще, чем сам говорил им «нет».

Послевоенный период был трудным для Громыко и во «внутриполитическом» плане. В 1949 г. на пост министра иностранных дел вместо В. М. Молотова был назначен А. Я. Вышинский, который, в отличие от первого, не благоволил к Громыко. Хотя после возвращения из США в 1949 г. Андрей Андреевич был назначен первым заместителем министра иностранных дел, через три года с подачи Вышинского он лишился этой должности и был отправлен послом в Великобританию.

На этом посту Громыко вновь проявил себя как искусный дипломат, защитник интересов своей страны. После смерти Сталина министром иностранных дел СССР был вновь назначен Молотов, и Громыко вернулся в Москву на прежнюю должность.

1957-1985: Министр иностранных дел сверхдержавы

В знаменательный для всего человечества «космический» 1957 г. Громыко был назначен министром иностранных дел СССР. Началась долгая эпоха, во время которой наша страна заняла в мире, пожалуй, сильнейшие позиции за всю свою историю. Произошло укрепление и расширение социалистического лагеря, в сфере советского влияния оказались многие страны мира, в том числе в далекой Африке и Латинской Америке. Будучи руководителем советского внешнеполитического ведомства, Громыко оставался верен твердой позиции, апробированной им в период работы в ООН.

Своим серьезным достижением во внешней политике Громыко считал заключение международных договоров в области разоружения: в этой сфере от имени СССР он выдвинул более ста инициатив. Эти договоренности снизили градус напряженности в мире, отдалили опасность новой мировой войны. К заслугам Громыко можно отнести и реальные шаги по нормализации отношений СССР и других стран социалистического лагеря с Западной Германией.

В1970-1973 гг. наконец-то были подписаны договоры о взаимопонимании и признании границ между Западной Германией и СССР, ГДР, Польшей и Чехословакией. В 1973 г. оба германских государства были приняты в ООН.

Еще один успех — Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 г., закрепившее политические и территориальные итоги Второй мировой войны, утвердившее принципы взаимоотношений между странами Европы, США и Канадой.

Кроме того, Громыко был вовлечен в налаживание отношений между Индией и Пакистаном в 1966 г. При участии советского министра иностранных дел в 1973 г. было подписано Парижское соглашение о прекращении войны во Вьетнаме, а также проведена конференция в Женеве, в рамках которой впервые встретились стороны арабо-израильского конфликта.

В 1970-е гг. Громыко стал одним из наиболее авторитетных деятелей мировой дипломатии. Госсекретарь США Сайрус Вэнс говорил о советском министре иностранных дел, что «мало кто в современном мире может с ним сравниться… в дипломатии он скрупулезный профессиональный практик, это человек величайших способностей и высокого интеллекта, обладающий всеми другими чертами государственного деятеля». Необходимо отметить, что Громыко создал свою школу советской дипломатии, сделав ставку не на «потомственных» дипломатов, а на подбор и взращивание кадров «из народа». В 1969 г. в МГИМО был создан подготовительный факультет, что должно было упростить доступ талантливой молодежи в этот вуз. Во времена Громыко выдвинулись такие известные дипломаты, как Ю. М. Воронцов, А. Ф. Добрынин, Ю. А. Квицинский, Г. М. Корниенко, О. А. Трояновский и другие.

Министр находил время для пестования молодых дипломатов, обучал их работать по своим «золотым правилам дипломатии сверхдержав». Чтобы, по воспоминаниям дипломата Н. М. Лунькова, «молодые росли», он брал их с собой в качестве экспертов на заседания Политбюро ЦК КПСС. Посол Б.Д. Пядышев отмечал, что Громыко, «несмотря на свою внешнюю суровость и угрюмость, был доброжелательным человеком». Друзья и коллеги Громыко восхищались его тягой к истории и культуре. Он много читал, интересовался живописью, общался и дружил с деятелями культуры и искусства. Роль Громыко в управлении страной существенно возросла на рубеже 1970-х и 1980-х гг., когда Брежнев по состоянию здоровья стал отходить от дел. К власти в Советском Союзе фактически пришел «триумвират» в составе председателя КГБ Ю. В. Андропова, министра обороны Д. Ф. Устинова и министра иностранных дел А. А. Громыко. Лондонская «Times» в 1981 г. писала, что Громыко — «один из самых активных и работоспособных членов советского руководства». В марте 1983 г. Громыко был назначен первым заместителем председателя Совета Министров СССР.

Венцом внешнеполитической  деятельности Громыко стала его встреча с Р. Рейганом, прошедшая по инициативе США в сентябре 1984 г. в Вашингтоне. Это были первые за три с половиной года переговоры американского президента с представителем руководства СССР. На встрече с Громыко Рейган признал за Советским Союзом статус сверхдержавы.

Громыко закончил свою 28-летнюю карьеру на посту министра иностранных дел в 1985 г. — году начала перестройки, по сути прервавшей ту историю Советского Союза, с которой Громыко был так тесно связан. При Горбачеве «Мистера Нет» на посту министра сменил Э. А. Шеварднадзе, которого стали называть «Мистер Да».

Можно ли считать деятельность Андрея Громыко безусловно удачной, были ли спорные моменты? Некоторые историки именно Громыко винят в неудачах советской политики в странах третьего мира, особенно на Ближнем Востоке. Однако линия на сближение с арабскими странами в противовес нормализации отношений с Израилем была заложена еще до прихода Громыко на пост министра иностранных дел. Поэтому, хотя разрыв дипломатических отношений с Израилем произошел уже при Громыко (в 1967 г.), это было следствием не его личных пристрастий, а общей политики руководства СССР.

Неоднозначна роль Громыко и в принятии решения о вводе войск в Афганистан. В частности, в марте 1979 г. на заседании Политбюро он высказался против такой акции, ссылаясь на ее негативные международные последствия и невозможность юридически ее обосновать. И поэтому остается загадкой, почему к декабрю 1979 г. Громыко поддержал противоположное решение.

Косвенной неудачей Громыко, которую он сам признавал, можно считать выдвижение М. С. Горбачева на пост Генсека ЦК КПСС в 1985 г. Некоторые исследователи называют этот шаг «роковой ошибкой Мистера Нет». Хотя сама эта идея была благой: будучи наиболее авторитетным членом Политбюро, Громыко совершенно справедливо решил, что руководителем страны после «эпохи пышных похорон» нельзя снова избирать старика. И у кандидатуры Горбачева, который был самым молодым членом Политбюро, фактически альтернатив не было. Позднее Громыко увидел, что Горбачев возложенных на него надежд не оправдал: «Не по Сеньке оказалась шапка государева, не по Сеньке!»

Другие материалы по теме:


14 комментариев
Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума