Другие новости

Кризис капитализма и его российские особенности

30 июля 2016 01:26
Михаил Кечинов

Экономический кризис 2008 года разразился по классическим канонам — в высшей точке подъема экономики. Он начался в самой мощной экономике, в ее цитадели — США — банкротства двух крупных страховых компаний. Такие банкротства случались и раньше, но на фоне общей благополучной обстановки они более или менее локализовались.

На сей раз ситуация развивалась иначе — по нарастающей. Дрогнула и стала разваливаться вся долговая цепь. В воронку неплатежей, образовавшейся в виртуальной экономике, стала втягиваться и реальная. Началось падение производства, сокращение доходов и сужение внутреннего спроса.

Волны от этого процесса, естественно, вышли за национальные границы США, и впервые после 1929-1933 годов экономический кризис приобрел характер и масштаб мирового. Еще более неожиданным кризис оказался после более чем полувекового периода бескризисного развития (если не считать локальных спадов производства и финансовых сбоев) и после того, как капиталистическая система стала не только преобладающей, но и, по существу, единственной в мире и претендующей на способность обеспечивать поступательное развитие общества по пути прогресса.

Как это объяснить? Отказываться от признания того, что причина кризисов перепроизводства лежит в основе капитализма нет оснований. Но тогда надо дать ответ на вопрос:почему обществу удавалось избегать кризисов в течение более чем полувека.

Попытаемся это сделать.

Стоит признать, что суть проблемы связана с историческими переменами в механизме регулирования экономических процессов, и если говорить более конкретно — в соотношении стихийно-рыночных начал и государственного регулирования экономики. В течение второй половины прошлого века оно существенно изменилось в пользу государственного вмешательства в экономику. Об этом можно судить, в частности, по данным, приведенным в следующей таблице:

Доля расходов государственных бюджетов в ВВП ряда развитых стран (2005 г.)

Страны Объем ВВП Расходы

госбюджета

Доля госрасходов в ВВП(%)
США (млрд долл.) 12376 4391 35
Германия (млрд евро) 2986 1057 35
Франция (млрд евро) 2212 905 41
Италия (млрд евро) 1920 680 35

Источник: Российский статистический ежегодник. Официальное издание Федеральной службы государственной статистики. М.: 2011. С. 754.

Из приведенных данных видно, что в наше время через государственные каналы происходит распределение и использование 35- 40% валового продукта, а значит, и еще большая доля чистого продукта. В сравнении с классическим капитализмом начала XX века доля этой части ВВП возросла не менее чем в 3—4 раза.

Природа и характер этого процесса неоднозначны и противоречивы. С одной стороны, в основе его лежит линия на милитаризацию экономики общества, наращивание военно-промышленного комплекса, вооруженных сил и госаппарата, что отражало интересы консервативных сил общества, стремящихся удержать государственную власть в своих руках и повысить роль своей страны на международной арене.

С другой стороны, это является выражением растущих потребностей социально-культурного развития общества: образования и культуры, здравоохранения и социального обеспечения, результата влияния социал-демократических, профсоюзных движений и их требований. На все это наслаивалось и традиционное для экономической теории и практики противостояние сторонников государственного вмешательства в экономику и приверженцев свободы предпринимательской деятельности.

Как уже отмечалось, для второй половины XX века было характерно большее влияние кейнсианской идеи регулируемого капитализма, но в конце века в политике развитых стран она уступила ведущую роль концепции свободного рыночного хозяйства. Упование на его безболезненное саморегулирование сыграло злую шутку, обернулось первым серьезным финансово-экономическим кризисом после Великой депрессии 1929—1933 годов, охватившим в той или иной степени все традиционные капиталистические, бывшие социалистические страны и основные страны третьего мира.

Первый удар кризиса пришелся по раздувшейся виртуальной экономике — акциям, облигациям, долговым и закладным бумагам и различного рода другим деривативам. Но сдуванием мыльных пузырей дело не ограничилось. Кризис захватил и реальную экономику. Об этом можно судить по следующим данным:

Страны Валовой внутренний продукт
2008 2009 2010
США 101 97 101
Германия 101 96 99
Великобритания 101 96 97
Франция 100 97 99
Италия 99 94 94
Япония 99 94 94
Россия 108 97 99
Украина 102 87 90
Китай 110 120 132
Индия 107 115 126
Бразилия 105 105 113

Источник: Российский статистический ежегодник. Официальное издание Федеральной службы государственной статистики. М., 2010. С. 766,781.

При анализе и оценке данных этой таблицы следует учитывать, что рост производства в развитых странах сменился его снижением во второй половине 2008 года, которое и продолжалось в 2009 году. Более отчетливо кризисное падение производства подтверждается данными о продукции промышленности. Ее объем упал в 2009 году во всех основных развитых странах, кроме Германии, а в 2009 году падение произошло во всех этих странах, составив от 10 до более чем 20%.

Из главных стран третьего мира кризис казалось бы не затронул Китай и Индию. Но это не совсем так. Рост ВВП далее продолжался, но его темп снизился в Китае до 10 и в Индии до 7%. В Бразилии в 2009 году он прекратился, а в промышленности даже сменился падением.

Конечно, нынешний кризис по масштабам падения производства, доходов и жизненного уровня, безработицы населения несопоставим с тем, что произошло в 1929 году. Но его уроки не менее поучительны. Они еще раз напоминают о том, что каким бы ни был капитализм, как бы ни ограничивался его стихийно-рыночный характер, он продолжает таить в себе опасность кризисов. Наиболее глубоко и полно эта опасность рассмотрена в двух книгах академика А. Г. Аганбегяна, вышедших по «горячим следам» экономического кризиса перепроизводства, разразившегося в мире в 2008 году.в % к 2007 г. в постоянных ценах.

Особого подхода требует рассмотрение проблемы экономических кризисов и циклов в постсоциалистических странах и прежде всего в Российской Федерации. Кризис перепроизводства был привнесен в Россию, по сути дела, извне. Страна благодаря благоприятной конъюнктуре на сырьевых ранках только-только начала выходить из крайне болезненного трансформационного процесса — разрушения государственно-социалистических и первоначального становления рыночных отношений. Производство валового продукта, почти наполовину сократившееся в 90-е годы, только начало восстанавливаться и то в основном за счет роста цен на нефть, газ и продукты их переработки, металлопродукцию, лесоматериалы, зерно и увеличения их продажи на мировом рынке. Но именно по этим позициям российская экономика получила самый сильный удар от мирового кризиса в результате сокращения спроса на указанные товары и падения цен на них.

Другой удар получила российская экономика по собственной, чисто российской вине. Начавшееся на грани веков оживление производства вызвало в стране увеличение спроса на финансовые ресурсы: как краткосрочные кредиты, так и «длинные» деньги. Казалось, логичным и выгодным для страны было бы использовать для этих целей большие доходы от экспорта природных ресурсов и продуктов их первичной переработки. На деле возникла другая схема: доходы от экспорта топлива и сырья вкладывались» зарубежные (американские) ценные бумаги под скромные 3—4%. И в то же время российские компании влезли в громадные долги западным банкам и финансовым корпорациям под очень высокий процент. Кризис обнаружил этот долг и вместе с тем перекрыл источник финансирования из-за рубежа, поставив российских заимополучателей в критическое положение. Российским властям пришлось прибегнуть к чрезвычайным и огромным по масштабам вливаниям государственных денег в экономику, чтобы спасти крупнейшие производственные и финансовые структуры страны.

Спрашивается, почему же с самого начала огромные финансовые ресурсы от продажи нефти, газа, металла, леса направлялись в западные банки, а не вкладывались в собственную экономику? Этот вопрос так и остался без ответа, скрыт за самовосхвалением роли государства в спасении бизнес-структур от банкротства.

Острая фаза кризиса в мире была пройдена к началу второго десятилетия нового века, но его последствия продолжают оказывать негативное влияние на финансово-экономическую ситуацию в мире. На грани финансового банкротства балансируют страны южной полосы Европейского экономического сообщества (Греция, Португалия, Испания, Италия). С болезненными денежно-финансовыми трудностями продолжают сталкиваться и США.

Какие важные выводы для теории экономических кризисов можно сделать из опыта современного мирового развития?

Основная причина кризисов перепроизводства заложена, как и раньше, в самой сущности капиталистической системы, ее направленности на извлечение максимума прибыли в анархии экономической деятельности и стихийности его развития. В условиях постиндустриальных перемен в экономике опасность экономических кризисов возрастает в результате разбухании кредитно-финансовой сферы, отрыва виртуальной экономики Рот реальной, повышения роли мирохозяйственных связей, вместе с тем увеличиваются возможности антикризисных мер со стороны государств через их финансово-кредитную, валютно-денежную политику, учитывающую интересы большинства общества.

Представляется, что в свете уже имеющегося исторического опыта не) достаточна постановка вопроса об ослаблении экономических кризисов и облегчении их последствий. На повестку дня выдвигается задача предупреждения кризисов. Для этого потребуются создание Системы анализа и мониторинга экономической ситуации, позволяющей оценивать и предвидеть ход ее развития, опасность приближения кризиса, а также разработка и принятие превентивных антикризисных мер, способных предотвратить наступление экономических кризисов.

Для этого нужно на национальном, региональном и мировом уровнях проводить системный мониторинг по необходимому кругу экономических показателей, позволяющий выявлять возможное наступление критической ситуации; разрабатывать и принимать меры по предупреждению коммерческих действий, ведущих к кризису, и поддержанию нормальной макроэкономической обстановки.

Задача, конечно, крайне сложная, несмотря на огромные возможности современной информационно-вычислительной техники. Она связана с вторжением в сферу интересов частного бизнеса и прежде всего крупнейших корпораций, требует определенного ограничения их безудержного стремления к максимизации прибыли и капитала и может быть осуществлена лишь государством во имя общих интересов. В условиях глобализации она неразрешима и без согласованных усилий государств. Но другого пути выхода из перспективы новых кризисов просто нет.

Другие материалы по теме:


21 комментарий
Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума