Другие новости

Н.А. Некрасов: «Я песни родине слагал!»

12 декабря 2013 01:44
Лариса Адамова

10 декабря родился Николай Алексеевич Некрасов (1821-1877) —  русский поэт, писатель и публицист, революционер-демократ, классик русской литературы.

Не небесам чужой отчизны
Я песни родине слагал!

— писал Некрасов в поэме «Тишина», возвратясь домой после долгого пребывания за границей. И это была не просто декларация, это была чистая правда. Он успел тогда побывать в Австрии и Германии, он жил в Италии, наслаждаясь памятниками старины и искусства, бродил по развалинам Колизея, поднимался на Везувий. Он восхищался Венецией и писал сестре: «Друг мой, какая прелесть Венеция! Кто ее не видал, тот ничего не видал». Он любовался Парижем, который ему показывал Тургенев…

И все-таки мысль о Родине не оставляла его никогда, где бы он ни был и чем бы ни любовался. Он ничего не написал (кроме писем) о новых для него краях, потому что его поэтическим сознанием прочно владели воспоминания о делах «домашних». Он сам, приехав в Рим, рассказал об этом в письме к Тургеневу: «Верю теперь, что на чужбине живее помнишь Родину». И подтвердил это в стихах:

В Германии я был как рыба нем,
В Италии писал о русских ссыльных…

Действительно, в Риме он напряженно работал над поэмой о «русских ссыльных» («Несчастные») и над небольшой поэмой «Тишина» — в них с большой силой сказалось патриотическое чувство, обострившееся в отдалении. «Я написал длинные стихи, исполненные любви (не шутя) к Родине», — сообщал он Л. Толстому.

Вернувшись в Россию, Некрасов испытал глубокое, отрадное чувство. «И все-таки, — писал он в одном из писем, — я должен сознаться, что сердце у меня билось как-то особенно при виде родных полей и русского мужика…» Родные поля и нивы ожили в первых же его стихах, написанных по возвращении:

Вся рожь кругом, как степь живая,
Ни замков, ни морей, ни гор…
Спасибо, сторона родная,
За твой врачующий простор!

За дальним Средиземным морем,
Под небом ярче твоего,
Искал я примиренья с горем
И не нашел я ничего!

Так была начата первая глава поэмы «Тишина». Он воспел здесь и «ровный шум лесов сосновых», и русскую пыльную дорогу, и деревенскую церковь на горе, пробудившую в нем «детски чистое чувство веры», чувство столь редкое у Некрасова. Церковь для него — это и часть сельского пейзажа, навевающего мир и покой на усталую душу горожанина. Но идиллические церквушки среди зеленеющих полей вызывают у поэта и иные думы, другие настроения.

Тяжеле стонов не слыхали
Ни римский Петр, ни Колизей!

Это потому, что сюда приносит свои горести, свою неудовлетворенность жизнью простой народ, крестьянство. Господствует здесь не просто бог, а «бог угнетенных, бог скорбящих». И далее:

Как ни тепло чужое море,
Как ни красна чужая даль,
Не ей поправить наше горе,
Размыкать русскую печаль!

Как поправить «наше горе» — изменить самодержавную, крепостническую действительность? — этот вопрос неизменно стоял перед Некрасовым, начиная с того дня, когда он стал поэтом. И в ранних стихах, когда он только нащупывал свой путь, и в зрелом творчестве, когда его муза обратилась к самым глубинам народной жизни, и в последние годы, когда пришло время подводить итоги, — всегда и всюду перед ним возникал образ огромной страны и ее народа, придавленного крепостным правом.

Многие русские писатели-гуманисты XIX века были озабочены судьбами России. В их книгах выражены истинно патриотические идеи и взгляды, ибо они служили своим пером народу и протестовали против античеловечности дворянско-буржуазного общества. Но Некрасову среди них принадлежало особое место. Его патриотизм носил последовательную и яркую демократическую окраску. Он не только сочувствовал народу, он отождествил себя с народом, с крестьянской Россией, заговорил от ее имени и ее языком. Он с гордостью сказал однажды, что никогда не хвалил в своих стихах представителей высших классов, а все доброе всегда связывал с народом. Он стал поэтическим выразителем пробуждающегося сознания народных масс, и это определило его место в отечественной литературе.

Галерея народных типов в некрасовской поэзии поистине огромна и неисчерпаемо разнообразна. Вспомним такие вещи, как «Размышления у парадного подъезда», «Песня Еремушке», «Деревенские новости», «Крестьянские дети», «Орина, мать солдатская», «Железная дорога», вспомним его поэмы «Коробейники», «Кому на Руси жить хорошо» и многое другое, и перед нами возникнет грандиозная картина народной жизни, нарисованная не только великим мастером русского слова, но и человеком, глубоко знающим и любящим свой народ.

Он видел тяжелую жизнь крестьянства, над которым несколько столетий висела непроглядная ночь крепостничества. С горечью говорил он об этом в своих стихах — клеймил угодничество «холопа примерного, Якова верного», осуждал терпение и пассивность, обращаясь к забитому бурлаку, спрашивал:

Чем хуже был бы твой удел,
Когда б ты менее терпел?

То же самое и в стихах о парадном подъезде, где крестьяне из дальних губерний, не принятые вельможей, уходят с непокрытыми головами, повторяя: «Суди его бог!» Размышляя здесь о судьбе русского мужика, поэт иронически восклицает:

«Не беда, что потерпит мужик:
Так ведущее нас провиденье
Указало… да он и привык!»

Завершая свой рассказ, он ставит вопрос-призыв, обращенный к народу: «Ты проснешься ль, исполненный сил…»

В других, более поздних стихах Некрасов уже в прямой форме говорил, что для народа пришло время пробудиться от векового сна. В «Железной дороге», при всей мрачности нарисованной здесь картины, выражена уверенность, что русский народ преодолеет все, и «широкую, ясную грудью дорогу проложит себе».

В этом и была особая заслуга Некрасова как поэта-гражданина: он твердо верил, что в народе таятся великие силы, а в них — источник всего светлого и прекрасного, залог будущего освобождения. Он опирался на животворное, здоровое начало народной жизни и народной поэзии, к которой обращался постоянно. Все это помогло ему создать правдивые и сильные характеры, в гуще крестьянской жизни разглядеть богатырей, подобных Савелию из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», бунтарей вроде Ермила Гирина, народных заступников, как Гриша Добросклонов. Он воспел «народ-герой», защищавший твердыню Севастополя во время Крымской войны, запечатлел поэтический образ русской женщины — от простой деревенской красавицы до героических фигур жен декабристов, создал тип «величавой славянки» — крестьянки Дарьи в поэме «Мороз, Красный нос», образ, исполненный красоты и высокой поэзии. Наконец, ему принадлежит единственная в своем роде галерея поэтических портретов русских передовых деятелей — Белинского, Добролюбова, Чернышевского, Писарева, перед которыми он так преклонялся. Некрасов воспел своих замечательных современников и единомышленников, понимая, сколь велико значение их деятельности для России, для освободительного движения.

Ярко выраженное позитивное начало некрасовской поэзии, светлая ее сторона соседствуют с сатирическим обличением «сильных мира». Язвы и пороки окружающей действительности делали для лучших людей того времени трудной и сложной их любовь к России, стране, исполненной острых противоречий. Лермонтов когда-то назвал это свое чувство «странною любовью». Некрасов расширил и уточнил мысль Лермонтова, он считал, что истинный поэт «проповедует любовь враждебным словом отрицанья». Любить свою страну — значило питать ненависть к угнетению. Некрасов хорошо это понимал, вот почему поэтическая формула «любовь— ненависть», словно рефрен, постоянно звучит в его лирике. Она наполняется особым патриотическим смыслом в таких чеканных строках (из сатиры «Газетная»):

Кто живет без печали и гнева,
Тот не любит отчизны своей…

Конечно, эти мысли русского поэта связаны прежде всего с крестьянством России. Тема деревни — одна из важнейших у Некрасова. Однако было бы несправедливо видеть в нем только «печальника народного горя». И песни некрасовской лиры не были только грустными. Верой в могучие духовные силы русского народа, в его прекрасное светлое будущее проникнуты многие вдохновенные стихотворения поэта. Достаточно перелистать любой его сборник.

Не бездарна та природа,
Не погиб еще тот край,
Что выводит из народа
Столько славных то и знай…

А вот другие строчки:

Рать подымается — неисчислимая,
Сила в ней скажется
Несокрушимая…

Или еще одно пророческое предвидение поэта:

Сбирается с силами русский народ
И учится быть гражданином…

И если посмотреть ныне на пришедшие новые дни земли, где Некрасов видел раньше множество горьких картин, то нельзя не признать гениальное пророчество поэта — в годы реакции, еще в середине XIX века замечательный стихотворец увидел в трудолюбивом талантливом народе, крестьянах, живущих тяжелой жизнью, будущих счастливых граждан великой страны.

Некрасов был великий художник-реалист, рыцарь правды в искусстве, умевший широко и объективно воспроизводить разные стороны народного мира и мировоззрения. Узкие представления о Некрасове разрушает хотя бы поэма «Кому на Руси жить хорошо», поражающая эпическим размахом, жизненной правдивостью, разнообразием характеров; это — энциклопедия русской жизни XIX века, национальная эпопея, в которой жизнь и настроения крестьянства стали достоянием высокого искусства.

Недаром западные исследователи отмечают, что некрасовские поэмы о деревне не с чем сравнить в мировой литературе. Французский ученый Шарль Корбе в книге «Некрасов — человек и поэт» доказывает, что именно он, русский поэт, впервые сумел ввести мужика «в семью человечества». В этом он видит его великую заслугу.

Но некрасовская поэзия отнюдь не сводится к крестьянской тематике. Некрасов — первый в России поэт большого города, автор замечательного цикла стихов «О погоде», где даны незабываемые картины жизни Петербурга. «Городские мотивы» в стихах Некрасова близки многим страницам «петербургских» романов Достоевского.

Некрасов — несравненный лирик, певец любви (стихи, обращенные к Панаевой) и певец русской природы. Традиции отечественной поэзии он развивал и в стихах гражданственного содержания, где речь шла о воспитании нового человека — деятеля и борца, о роли и призвании поэта, об его ответственности перед народом. Он создал волнующую лирическую исповедь человека своего времени, воплотив в ней с предельной искренностью собственные надежды и сомнения, мучительные раздумья в своем долге перед обществом, о будущем России.

Некрасов — мастер сатирических разоблачений, автор целой серии злободневных поэм («Недавнее время», «Газетная», «Современники»), в которых даны язвительные портреты крепостников и либералов, аристократических бездельников и «салонных якобинцев». Он создал сатиру нового типа, которой еще не было в русской литературе. По своему значению и уровню литературного мастерства некрасовские гротескные зарисовки стоят рядом с сатирической прозой Салтыкова-Щедрина. Столь же важны и его исторические поэмы, в центре которых реальные лица, причастные к движению декабристов, — «Княгиня Трубецкая», «Княгиня Волконская». Работая над ними, поэт стремился найти в прошлом героические характеры, достойные подражания, воспеть русскую женщину — еще один вариант типа «величавой славянки».

И, наконец, говоря о широте и разнообразии интересов и деятельности Некрасова, нельзя забыть, что он в течение трех десятилетий стоял в центре литературного движения, был редактором лучших русских журналов — «Современника» и «Отечественных записок», вокруг которых собрал всех выдающихся писателей своего времени; тем самым он оказал неоценимую услугу отечественной литературе.

Итак, не крестьянский поэт, а крупнейший поэтический выразитель национального сознания, певец русского народа в определенную эпоху его нелегкой истории, художник русского слова, впитавший все богатства русской речи и народной поэзии, — вот кем был Некрасов.

В этом величие его подвига, в этом его исторические заслуги перед Россией, которую он любил самозабвенно. Ей посвятил он свою жизнь.

Другие материалы по теме:


Нет комментариев

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Читайте также

Пожаловался на низкую зарплату – плати штраф!

В Тверском районном суде Москвы судили рабочего Рустама Корелина из городка Сухой Лог, что в Свердловской области. Всё его «преступление» заключалось в том, что он устраивал одиночные пикеты с жалобами на низкие зарплаты. Суд усмотрел в его действиях нарушение порядка проведения публичных мероприятий.

Очередные поиски «ведьм-гомофобов»

Обыкновенный врач оказался сильнее святой воды

Бастуют норвежские нефтяники

Победа над буржуазным авторским правом

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума