Другие новости

Василий Прончищев и Великая Северная экспедиция

10 сентября 2013 01:56
Лариса Адамова

Десять лет, с 1733 по 1743 г., длилась беспримерная для своего времени экспедиция, которую впоследствии с основанием стали именовать Великой. Трудами и подвигами участников ее было нанесено на карту и обследовано почти все северное побережье России.

Великая Северная экспедиция подразделялась на отряды. Командиром одного из них был назначен лейтенант Василий Прончищев. Для работ этого отряда к весне 1735 г. выстроили в далеком Якутске парусное суденышко — дубель-шлюпку, дали ей название «Якутск» и спустили на воду — на широкую и полноводную Лену. Отряду Василия Прончищева надлежало выйти в ледовое море, плыть вдоль суровых и неизвестных морских берегов, протянувшихся между устьями Лены и Енисея, вести описание этих берегов, составить их карту.

В отряд входило около пятидесяти человек. Вместе с Прончищевым в плавание отправилась и его жена Мария, первая женщина—участница научной арктической экспедиции. В июне 1735 г. парусное судно начало путь — вниз по Лене до устья, а затем вдоль морского побережья на запад. Уцелевшие до нашего времени донесения командира отряда повествуют о делах людей подвига, пробивавшихся сквозь полярные льды.

За два месяца удалось добраться до устья реки Оленёк. Потом начались «великие стужи и морозы», а в самом судне была обнаружена течь. Пришлось ввести дубель-шлюпку в реку и устраиваться на зимовку.

Наступила полярная ночь. Зимовщики ремонтировали судно, охотились, гостеприимно встречали кочевников — эвенков и якутов, навещавших изредка их зимовку, затерянную в прибрежной тундре. Весной несколько человек, и среди них лейтенант Прончишев, заболели цингой. Но тяжелая болезнь не сломила решимости командира отряда продолжать выполнение задачи — вести судно дальше на запад, к берегам, не нанесенным на географическую карту.

С нетерпением ожидали участники экспедиции продолжения пути. Пришло лето, а льды все еще не отступали от устья реки. Лишь в начале августа удалось вновь вывести судно в море. Плыли к устью реки Анабар, потом к устью другой реки — Хатанги, пробираясь сквозь льды «с великою опасностью». Плыли дальше вдоль восточного берега Таймырского полуострова. Миновали острова, которым Прончищев дал сохранившееся поныне название островов Петра. Шли на северо-запад, держась вблизи побережья. На пути были и густые туманы и лед, продвигаясь в котором надо было отбрасывать льдины шестами и терпеливо отыскивать полоски чистой воды.

Цинга подточила силы Прончищева. Тяжело больной, лежал он в каюте, когда лед, сжавший судно, окончательно преградил путь вперед. В этот день, как указывается в донесении штурмана отряда Семена Челюскина, «Якутск» находился на 77° 29′ северной широты. Так далеко на север не заходили еще мореплаватели. (Позднейшие расчеты показали, что «Якутск», очевидно, находился еще севернее — примерно на 77° 50′ северной широты).

На совете, собравшемся в каюте Прончищева, решено было возвращаться на вторую зимовку. Заменяя заболевшего командира, Челюскин привел дубель-шлюпку обратно к устью реки Оленёк. 29 августа (9 сентября н. ст.) 1736 г., когда судно находилось уже вблизи реки Оленёк, лейтенант Прончищев умер. Он был похоронен на берегу. Рядом с ним похоронена Мария Прончищева, делившая с мужем все тяготы и труды и пережившая его только на две недели.

Имена участников Великой Северной экспедиции запечатлены во множестве названий на географической карте. Имя Прончищева присвоено части восточного берега Таймырского полуострова, невысокому горному кряжу на побережье моря Лаптевых и одному из мысов арктического побережья. Одна из бухт Таймырского полуострова носит имя Марии Прончищевой. Эти названия напоминают о людях, начавших некогда освоение Северного морского пути, не щадивших себя при исследовании Арктики и отдавших делу проторения полярных морей свою жизнь.

Другие материалы по теме:


Нет комментариев

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Читайте также

Пожаловался на низкую зарплату – плати штраф!

В Тверском районном суде Москвы судили рабочего Рустама Корелина из городка Сухой Лог, что в Свердловской области. Всё его «преступление» заключалось в том, что он устраивал одиночные пикеты с жалобами на низкие зарплаты. Суд усмотрел в его действиях нарушение порядка проведения публичных мероприятий.

Очередные поиски «ведьм-гомофобов»

Обыкновенный врач оказался сильнее святой воды

Бастуют норвежские нефтяники

Победа над буржуазным авторским правом

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума