Другие новости

Ганс Едерман думает о Германии

17 июля 2013 23:28
Михаил Кечинов

По рассказу Зигфрида Эйнштейна, немецкого писателя, антифашиста, антимилитариста. (ФРГ 1960 г.)

Меня зовут Ганс Едерман. Я думаю о Германии. Почему? А как же иначе: ведь мои соотечественники только и делают, что занимаются куплей-продажей. Надо кому-то и подумать.

Завтра день всенародного траура. Собственно говоря, «завтра» начнется через полчаса.

В кафе «У вышки» танцуют посетители под бойкую музыку. Я не танцую, потому что шестнадцать лет назад в Арденнах мне оторвало снарядом ногу.

Напротив меня сидят два офицера бундесвера. Интересно, что они делали в то время, когда я, лежа в лазарете, понял, что стал калекой, калекой в двадцать шесть лет…

Последний танец перед днем всенародного траура. Потом мужчины отводят своих дам на места. Один юноша — ему максимум шестнадцать весен и, в общем-то, уже пора спать — ведет к своему столу хорошенькую девушку с ямочками на щеках. Когда он родился, нас как раз вели в Арденны, чтобы мы могли умереть геройской смертью «за фюрера, народ и фатерланд».

Стар и млад — все сидят за столиками и ждут дня траура. У одного из офицеров бундесвера на лице гордая скорбь. Гордость и скорбь; мы, мол, испили эту чашу… Тут мне вспоминается вдруг сообщение о смерти гренадера Карла Ганса Шмидзифера. Он был на шесть лет моложе меня. Как это писали тогда в «Нейе манигеймер цейтунг»? Ага, вот! Вспомнил:

«…Абитуриент Карл Ганс Шмидзифер, гренадер, на двадцатом году жизни пал смертью храбрых в тяжелых боях на Восточном фронте. Он был нашей гордостью, нашим счастьем, нашим солнечным лучом. Карл Шмидзифер и фрау Адель, урожденная Шюрман».

В кафе «У вышки» больше нельзя танцевать. Влюбленная пара одевается и уходит…

Я должен еще заплатить за пиво. Двадцатью семью миллионами солдат и двадцатью пятью миллионами штатских заплатила земля за войну Гитлера и Геринга, Редера и Кейтеля, Шпейделя и Хойзингера. Мне еще надо заплатить за пиво… День траура начался. Завтра толпы народа заполнят кладбища. Это святой долг; коллективно скорбеть и коллективно клясться, что жертва, принесенная германскими героями под Сталинградом, не напрасна!

Близок час, когда мертвецы «Великой Германии» получат новые знаки отличия и сверкающие ордена. Погибшие под Сталинградом «за фюрера, народ и фатерланд» получат — в зависимости от характера ранения — ордена за Сталинград первой, второй и третьей степени.

За ранение в живот со смертельным исходом — орден III степени; за ранение в голову со смертельным исходом — орден II степени; за ранение в голову, живот и легкие со смертельным исходом — орден I степени. Ну, и радуются же погибшие на Волге сегодняшнему дню траура! Это их день! В этот день крот особенно торжественно роется в их костях.

Внизу у кафе ждут трамвая. Идет дождь. И ожидающие скорбят под зонтами; потом они будут скорбеть в шлафроках; некоторые скорбят с бутылкой шампанского; другие — с кока-кола и джином. Есть и такие, которые произносят торжественные речи и вспоминают о потерях родины с пылающими яростью глазами: «Она должна быть отвоевана, немецкая родина, от Мааса до Мемеля, от Эча до Бельта!»

Я все еще сижу со своей кружкой пива. И жду дня всенародного траура. Я жду его, как рождественского деда. Без иллюзий. Без правой ноги. Без надежды на сочувствие моих коллективно скорбящих ближних.

По большому мосту проходит трамвай — последний. Он проходит мимо гигантского здания химического концерна. Двадцать лет назад здесь вырабатывали газ для умерщвления «вшей», как изволил выразиться Ганс Франк, назначенный генерал-губернатором Польши… Некий д-р Отто Амброс с большой теплотой отозвался об СС в связи с деятельностью концерна 12 апреля 1941 года: «…Завязавшаяся между нами и СС дружба весьма содействует нашей работе… Во время обеда, который был дан в нашу честь руководством концлагеря, мы выявили все возможности использования нашей первоклассной продукции в концлагере…»

Я вспоминаю фотографию, где некий обер-инженер Макс Фауст показывает Гиммлеру «промышленные установки» своего концерна. Лицо обер-инженера буквально пышет гордостью.

Убиты десятки миллионов неповинных людей… А господа Амброс и Фауст отлично чувствуют себя в своей федеративной республике. Станут ли они сейчас молиться за мертвых? Это было бы очень мило с их стороны. И — кто знает? — может быть, они даже молятся за удушенных в газовых камерах евреев, поляков и советских граждан? Как это было бы трогательно! В день коллективного траура многое возможно в стране, где были возможны постановления об арийской расе, газовые камеры, матрацы из волос убитых женщин и банковские проценты с золотых зубов казненных…

Поздней ночью я выхожу на улицу. Скрипя протезом, ковыляю к дому. Я думаю о Германии. Завтра понедельник. И мои милые соотечественники опять будут торговать чем-нибудь. Но кто-то должен за них подумать! Чем они будут торговать в тот день, когда ничего не останется на этой земле, кроме радиоактивных лучей, облаков и смерти? Кому они будут продавать? И что? Может быть, в мечтах им видится, как они, мертвые победители, продают мертвым побежденным радиоактивные лучи с клеймом «Сделано в Германии». Что это будет? Супер-Хиросима? И сколько мертвых немецких генералов призовут тогда в мертвую немецкую армию? Вопросы. Вопросы. Вопросы. Кто много думает — страдает. А я ведь думаю о Германии…

Перевод с немецкого

Другие материалы по теме:


1 комментарий
Екатерина 19.07.2013 08:30    

Выдержка из заметки с просторов инета:
«…Прошло 50 лет и в 1990 году Ельцин и его подельники Кучма и Шушкевич, при молчаливой поддержки населения, и измене Отечеству и Присяге советских офицеров, расчленили СССР, завоевания Октября, истребили множество людей. Как и планировал Гитлер СССР уничтожили и разграбили. Мародёрствовали все от министра до рабочего, от генерала до прапорщика, каждый на своём рабочем месте, тащили, тащили. Спортсмены (олимпийцы), комсомольские активисты, организовывались в банды, грабили, насиловали, убивали, не хуже зондеркоманд Гитлера. Сотрудники СМИ, журналисты (Огонёк, МК,)и писатели в лучших традициях Геббельса(при активной поддержке ЦРУ)обрушили на советский народ поток лжи и клеветы. Советские танки по приказу Ельцина расстреливали в Москве советскую власть, что не смогли в 1941 сделать танки Гудериана.Копаясь в истории, ни кто не хочет ответить на вопрос, а мы то кто? Кто мы жители СССР, рабочие и крестьяне, солдаты и офицеры, служащие, жившие в августе 1991 , октябре 1993, как сейчас показывают факты, претворяли в жизнь планы Гитлера? Хочу отметить в июне 1941 года произошла не трагедия, в июне 41 начался ПОДВИГ советских людей, началась их Слава. Трагедия произошла в августе 1991 года, началось бесславие и позор бывших советских людей, 20ти миллионов коммунистов и 80 мил членов ВЛКСМ. Двух мил солдат и офицеров советской армии и флота. 300тыс сотрудников КГБ СССР. Про творческую интеллигенцию сказать не могу, ей любой режим по плечу, хоть Гитлер, хоть Обама, хоть пугачихина «Панама»…»

Читайте также

Пожаловался на низкую зарплату – плати штраф!

В Тверском районном суде Москвы судили рабочего Рустама Корелина из городка Сухой Лог, что в Свердловской области. Всё его «преступление» заключалось в том, что он устраивал одиночные пикеты с жалобами на низкие зарплаты. Суд усмотрел в его действиях нарушение порядка проведения публичных мероприятий.

Очередные поиски «ведьм-гомофобов»

Обыкновенный врач оказался сильнее святой воды

Бастуют норвежские нефтяники

Победа над буржуазным авторским правом

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума