Другие новости

Дмитрий Донской. Он вершил судьбу Отечества

19 мая 2013 14:25
Михаил Кечинов

19 мая 1389 г., на рассвете, в бревенчатой семейной ложнице кремлевского своего дворца в окружении жены, детей, многочисленных соратников скончался великий князь владимирский и московский Дмитрий Иванович, по народному прозвищу Донской, внук Ивана Калиты, правнук Даниила Московского, праправнук самого Александра Невского.

Отец восьмерых сыновей и четырех дочерей, он умер совсем еще молодым — тридцати девяти неполных лет от роду. Но в те горестные времена мало кто доживал до преклонных лет. В «Слове о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича», написанном вскоре после печального события, о болезни его сказано слишком мало, чтобы пытаться составить какое-то подобие медицинского заключения. На время хворь отпустила его, и все окружающие возрадовались «радостию великою», но тут князь «паки впаде в болшую болезнь, и стенания прииде в сердце его яко и внутренним его торзатися…». Может быть, из этих слов следует, что речь шла о сердечном заболевании? О каком-то неизлечимом повреждении внутренних органов?

Девять лет назад Дмитрий Иванович, мужественно сражавшийся на Куликовом поле в передовом полку, в одежде простого ратника, был найден после битвы уже в сумерках того великого дня среди убитых и раненых. Он был без сознания, и когда помогли ему очнуться, то с трудом сняли с него искалеченные, пробитые и помятые во многих местах доспехи. К счастью, смертельных ран на крупном его теле не оказалось. Но, похоже, именно с того дня князь стал недомогать. Известно по летописи, что в Москву после битвы он вернулся с опозданием против намеченного срока — на четыре дня вынуждены были остановиться в Коломне, чтобы дать ему передохнуть. Чрезмерное нравственное и физическое потрясение, пережитое 8 сентября 1380 г. на поле между Доном и Непрядвой, не прошло для него даром.

Старинная книга, когда ее изготовляли, до такой степени стискивалась кожаными застежками, что и капля воды не могла проникнуть на ее страницы. Так и время жизни куликовского героя было уплотнено до предела.

В короткий свой век он пережил и сделал столько, что этого хватило бы на жизнь, в два раза большую.

Девяти лет от роду остался без отца. Годом или двумя позже впервые ходил в Орду. Долгим речным путем — по Москве-реке, по Оке и Волге — добирался вместе с сопровождавшими его боярами московского стола до ханской ставки, где ему было отказано в ярлыке на великое княжение владимирское. В 12 лет впервые сел на боевого коня, чтобы возглавить рать. Не против ордынцев шли. Увы, шли против своих же, русских, потому что не было еще по сей день мира на Руси, как не было когда-то, перед нашествием Батыя. Не было и по сей день ясно, которое из великих княжеств возглавит Русь — тверское, нижегородское или все же Москва?

Все же Москва! Это для России стало ясно немного позже. Может быть, когда шестнадцатилетний Дмитрий отважился возводить на месте дедова дубового кромника новый Кремль московский — мощную белокаменную громаду, какой никогда еще не бывало здесь, в Срединной Руси. Или когда конница воинственной Литвы дважды отхлынула от этих стен неприступных. Или в 1378 г., когда, найдя наконец общий язык с князьями-соседями, Дмитрий впервые вывел боевые полки против Орды и нанес сокрушительное поражение мурзе Бегичу на речке Воже. Были у него добрые соратники, искусные полководцы, да и мудрые наставники тоже — митрополит Алексей, особенно же скромный игумен из-под Радонежа Сергий, благословивший на противостояние Мамаю.

Да, Москва повела за собой русскую землю. Это окончательно стало ясно, когда летом 1380 г. к ее стенам стекались отовсюду рати русских княжеств, великих и малых, ближних и отдаленных, чтобы отсюда под стягом Дмитрия Ивановича устремиться на Дон, где будут итожиться судьбы отечества.

Но сколько еще сильнейших переживаний вместила короткая жизнь! И многократная радость отцовства, всегда с горчинкой тревоги, и напряженнейшие будни политического строительства, и заботы хозяйственные, которых было невпроворот, и новые выходки неугомонных князей-соседей, и нежданное полонение Москвы тьмами Тохтамыша.

Страшное испытание того столетья разделил он до конца со всей Русью. И она в благодарность понесла память о нем в новые века.

Другие материалы по теме:


Нет комментариев

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Опрос
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
© 2005-2014 Коммунисты Столицы
О нас
Письмо в редакцию
Все материалы сайта Комстол.инфо
МССО Куйбышевский РК КПРФ В.Д. Улас РРП РОТ Фронт РОТ Фронт
Коммунисты Ленинграда ЦФК MOK РКСМб Коммунисты кубани Революция.RU