Другие новости

Диалектика капиталистической монополии

13 мая 2016 20:13
Олег Комолов


Системообразующая роль в современной капиталистической экономике принадлежит крупным корпорациям. Как было показано нами ранее в статье «Миф о малом бизнесе», по доле активов и получаемой прибыли, по производительности труда и инновационной активности, по уровню зарплат и качеству социального обеспечения – везде крупный бизнес оставляет своих малых конкурентов далеко за спиной. И даже по такому показателю, как количество рабочих мест, несколько сотен крупнейших предприятий постепенно вытесняют из экономики миллионы малых.

Практика подтверждает общую верность тезиса В.И. Ленина, выдвинутого им еще в 1917 г. в работе «Империализм как высшая стадия капитализма»: «Десятки тысяч крупнейших предприятий — всё; миллионы мелких — ничто»[1].

 

В 2013 г. 99,8% предприятий ЕС нефинансового сектора экономики относились к области малого и среднего бизнеса, 0,2% — к числу крупных компаний. При этом на долю последних приходилось 33,1% рабочей силы и 42,9% добавленной стоимости. Отметим также, что 92% компаний ЕС относятся к категории микропредприятий с количеством работников до 10 человек[5]. В последние годы наблюдается тенденция к снижению доли занятых в СМБ ЕС: с 2008 г. этот показатель сократился на 3,5%. Как и в США крупные европейские компании держат пальму первенства по инновационной активности. Лишь 2% предприятий СМБ заняты в наукоёмких отраслях экономики. Так, в Великобритании в крупных компаниях в 2012 г. были заняты 55,5% работников, занимающихся научно-исследовательской деятельностью на постоянной основе. В Германии – 73%, во Франции – 57,7%, Италии – 52%. Крупный бизнес также активнее вкладывается в НИОКР. В 2012 г в Великобритании 63,2% инвестиций в разработку и реализацию новых технологий осуществлял крупный бизнес, в Германии – 85%, во Франции – 67%.  80% крупных компаний в 2012 г. Германии производили продукцию на экспорт при среднем показателей\ по экономике в 11%. В Испании – 93% при 4%, во Франции – 70% при 5%, соответственно[6]. Крупные компании ведут себя более инновационно и в большей степени, чем малый бизнес, способствуют развитию научно-технического прогресса.  Тем не менее не стоит забывать и о том, что процесс укрупнения компаний и следующая за ним монополизация экономики могут иметь и негативное влияние на развитие новых технологий.

Корпорация, получившая на рынке монопольную власть, как и несколько компаний-олигополий, может в определённый момент начать умышленно тормозить процесс научно-технического прогресса, исходя из желания максимизировать прибыль. В.И. Ленин в работе «Империализм как высшая стадия капитализма» писал на этот счёт следующее: «Поскольку устанавливаются, хотя бы на время, монопольные цены, постольку исчезают до известной степени побудительные причины к техническому, а, следовательно, и ко всякому другому прогрессу, движению вперед; постольку является далее экономическая возможность искусственно задерживать технический прогресс»[7]. Далее автор приводит пример того, как бутылочный картель выкупил у изобретателя патент на новую, более эффективную бутылочную машину и спрятал его «под сукно», дожидаясь полной амортизации имеющегося у него оборудования.

Существует мнение, что крупные корпорации, публично заявляя о своих колоссальных расходах на научно-исследовательские работы, на самом деле не используют средства по назначению, а лишь пытаются «пустить пыль» в глаза общественности. Так, издание «USA today» отмечает, что в 2003 г. компания Microsoft – фактический монополист на рынке программного обеспечения —  объявила о расходовании 5 млрд долл. на НИОКР. Результатом этого стала регистрация 528 патентов[8]. Т.е. один патент обошёлся компании в 9,5 млн долл. Одновременно, такие фирмы, как IBM и Xerox расходовали в расчёте на 1 патент, по 1,4 млн долл. HP – 1,9 млн долл.

Показателен и другой знаменитый пример Американского геохимика Клэра Паттерсона, в 1965 г. начавшего активную научную работу по изучению губительного влияния свинца на состояние здоровья людей[9]. Учёный, в частности, пытался добиться того, чтобы производители отказались от добавления свинца в бензин. Это поставило под удар прибыли нефтяных корпораций, поскольку бензин с содержанием свинца пользовался большим спросом у автолюбителей, снижая шум работы двигателя. Угроза нависла и над свинцовыми компаниями. Крупный бизнес объявил негласную войну Паттерсону, задействовав все доступные средства: лоббизм, масштабные кампании в СМИ, подкуп учёных, активное финансирование сомнительной исследовательской деятельности, якобы доказывающей его неправоту. Паттерсону было отказано в контрактах со многими научными организациями, в том числе с формально нейтральной службой здравоохранения Соединённых Штатов. В 1971 году учёного исключили из национального исследовательского совета США по загрязнению атмосферы свинцом. Фактически, крупный бизнес, желая сохранить прибыли и используя своё экономическое господство, умышленно препятствовал распространению прогрессивных научных идей.  Позже наука всё же пришла к общему согласию о вредном воздействии свинца на организм человека, а многие предложения и идеи Патерсона были взяты на вооружение во многих странах мира, в т.ч в США. И это подтверждает другой тезис, выдвинутый В.И Лениным: капиталистические монополии никогда не могут полностью и на очень долгое время остановить научный прогресс. «Но тенденция к застою и загниванию, свойственная монополии, продолжает в свою очередь действовать, и в отдельных отраслях промышленности, в отдельных странах, на известные промежутки времени она берет верх»[10], — писал он.

Негативное проявление монополизации экономики также кроется в том, что крупнейшие корпорации порой достигают такого материального могущества, что оно позволяет им побеждать в борьбе с конкурентами, используя не только экономические, но и политические инструменты, главный из которых – лоббирование собственных интересов через использование коррупционных схем. Этот тезис подтверждают результаты исследования, полученные в ходе изучения фактов коррупции в 34 странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Доклад проанализировал 427 дел о взяточничестве, имевших место за последние 15 лет[11]. Наибольшую коррупционную активность проявляют крупные компании. На их долю относятся 60% раскрытых эпизодов взяточничества. Доля малого и среднего бизнеса – лишь 4%. В оставшихся 36% случаев исследователям не удалось определить размер фирмы, уличённой в коррупционных делах. В основном крупные компании прибегают к коррупционным схемам, чтобы получить государственные контракты. Большая часть выявленных эпизодов взяточничества напрямую связана с участием представителей топ-менеджмента крупнейших корпораций. Исследователи отмечают, что губительное воздействие коррупции на развитие экономики заключается не только в недополученной государством прибыли, но и в нерациональном использовании ресурсов и искажении стимулов развития субъектов рынка.  Пожалуй, самым распространённым упрёком в сторону монополий является их ценовая политика. Завоёвывая господство на рынке, крупные корпорации начинают неоправданно завышать цены на свою продукцию, тем самым извлекая монопольную прибыль.

Важное противоречие капиталистической экономики в данном случае заключается в том, что постоянно растущая производительность труда (а она, как мы выяснили, находится в прямой корреляции с укрупнением производства) должна способствовать снижению цен или, по крайней мере, замедлению их роста. Тем временем, анализ статистики показывает обратное: рост индекса потребительских цен (ИПЦ) существенно опережает повышение производительности труда.

Динамика индекса производительности труда и индекса потребительских цен в США (%)

monopoly

Источник: Составлено автором по данным OECD

Характерно, что разрыв продолжает нарастать по мере того, как усиливается концентрация промышленного и банковского (этот вопрос будет подробно рассмотрен ниже) капитала США. Безусловно, у роста цен, вызванного инфляцией, может быть несколько причин, как то: рост государственных расходов, активная денежная эмиссия, снижение курса национальной валюты и пр. Тем не менее, монопольный рост цен, очевидно, также внёс свою лепту в развитие такого дисбаланса и монополизация американской экономики напрямую связана со стремительным ростом индекса потребительских цен: коэффициент корреляции между такими показателями, как динамка ИПЦ и доли активов крупнейших компаний США, который мы уже рассматривали выше, составляет 0,96 (max:1), что свидетельствует о высоком уровне взаимозависимости рассматриваемых показателей.

Аналогичную ситуацию мы можем наблюдать и в экономиках всех развитых капиталистических стран. В среднем в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в период с 1991 по 2014 г.г. индекс потребительских цен рос в 2,2 раза быстрее, чем производительность труда[12].

Таким образом, монополизация рыночной экономки представляет собой объективное явление, несущее, с одной стороны, предпосылки для повышения эффективности экономического развития, с другого – может в определённых условиях тормозить эти процессы, углубляя противоречия современного капитализма.

[1] В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 27 с. 391

[2] Росстат

[3] Бодрунов С. Д., Гринберг Р. С., Сорокин Д. Е. Реиндустриализация российской экономики: императивы, потенциал, риски. // Экономическое возрождение России. 2013 . № 1 (35) с. 20

[4] Абалкин Л.И. «Проблемы малого и среднего бизнеса в процессе реформирования российской экономики» //  Л.И, Абалкин, Избранные труда: в 4-х тт. Т. IV. Вольное экономическое общество России; сост. Грибанова О.М. – М.: ОАО «НПО «Экономика», 2000 с. 675

[5] Fragile recovery, Annual report on European SMEs 2013/2014 // European commission 

[6] Указ. Соч., p. 43

[7]  Ленин. В.И. Полное собрание сочинений, т. 27 с. 397

[8] Maney K. Microsoft spends a bunch on patents, but is it worth it?// USA Today, 4/21/2004

[9] См. подробнее R.Adler Clair Patterson’s Battle Against Lead Pollution // California Institute Of Technology Pasadena, California 2006 p.p. 74-85

[10] В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 27 с. 397

[11]OECD Foreign Bribery Report 2014 

[12] Рассчитано автором по данным OECD

17 комментариев
Читайте также

Фатальная ложь

Российские сторонники капитализма разделились на кланы – либералов-западников и буржуазных патриотов. Понятно, в чём суть их противоречий – первые выражают интересы тех кланов, для которых западные буржуа – прежде всего, партнёры, а вторые – интересы тех, для кого они – конкуренты. Сейчас преобладают «патриоты». Большинство из них, естественно, бывшие либералы, ну да им не привыкать менять окраску. Разница между ними, на самом деле, невелика, но надо же так называемым «патриотам» подвести под коммерческое противостояние с Западом идеологическую основу!

Так где же режим более фашистский?

Казахстан. Красноречивый факт

ЛИБЕРАЛ И ВЛАСТЬ. Часть 3

ЛИБЕРАЛ И ВЛАСТЬ. часть 2

Помоги проекту
Справочник
Справочник

Наш баннер
Счётчики
© 2005-2013 Коммунисты Столицы
О нас
Письмо в редакцию
Все материалы сайта Комстол.инфо
Красное ТВ МССО Куйбышевский РК КПРФ В.Д. Улас РРП РОТ Фронт Коммунисты кубани
Коммунисты Ленинграда ЦФК MOK РКСМб Коммунисты кубани Революция.RU