Другие новости

Как быть с идеей коммунизма

26 июня 2012 07:48
Татьяна Васильева

Редакция comstol.info получила несколько статей профессора Пермского университета, доктора географических наук Девятковой Т.П., написанные автором в разное время с 1989 г. по 2012 г. Материалы посвящены сложным и болезненным для современных коммунистов вопросам теории коммунизма и неудачной практики социалистического строительства.

Редакция планирует опубликовать все полученные статьи, т.к. считает вопросы теории и идеологии основными в практической деятельности коммунистов и их организаций, и в этом согласна с автором. Кроме того, некоторые тезисы в изложении автора представляются спорными и недостаточно ясными, поэтому, на наш взгляд, требуют обсуждения и всесторонней оценки.

Приглашаем наших читателей к дискуссии по затронутым автором проблемам.

Сегодня мы публикуем статью, написанную профессором Тамарой Девятковой в 1989 году, тогда ещё доцентом, секретарём партбюро географического факультета ПГУ.

 ***

Как быть с идеей коммунизма

Едва ли не самой наболевшей проблемой нашей общественной жизни сейчас является вопрос об авторитете КПСС, ее задачах и методах работы. Наша партия сегод­ня переживает очень трудный период. Вера людей в пар­тию значительно поколебалась, а у многих (не хочу смягчать — именно «у многих», а не «у некоторых»!) вообще исчезла. Советские люди перестали видеть в пар­тии в целом идейный и нравственный пример. Прошед­шая избирательная кампания, а также Съезд народных депутатов и даже сессия Верховного Совета СССР (при всем их прогрессивном значении) веры в партию пока не добавили. На мой взгляд, попыткой самоутешения явля­ется высказывание партийных руководителей о том, что по инициативе партии в стране началась перестройка и нет в стране другой организации, которая могла бы возглавить перестроечные процессы. Даже преимуществен­ный удельный вес коммунистов в депутатском корпусе свидетельствует о том, что их выбрали скорее не пото­му, а несмотря на то, что они члены КПСС. Надо иметь мужество посмотреть правде в глаза и не пытаться вы­давать желаемое за действительное.

Жизнь показывает (этому множество примеров), что партийные комитеты, как правило, чаще идут вслед за событиями, теряют руководящую роль, а нередко вообще принимают неверные решения (как «выясняется впослед­ствии). Кроме того, люди ждут от перестройки реальных экономических и социальных изменений к лучшему, а встречаются с заметным увеличением трудностей: возрастает количество дефицита, да к тому же на самое необходимое; повышаются цены; контроль за повышением цен отсутствует; нестабильность в межнациональных отношениях, увеличение преступности и т. д. и т. п. Если же к этому добавить резко бросающиеся в глаза разли­чия в уровне жизни и социальных возможностях пар­тийного аппарата и основной массы трудящихся (причем тем это становится явственней, чем больше представите­ли аппарата стараются доказать обратное), то становится очевидным, что сложившаяся ситуация является для нашей партии архикритической и призывами к усилению роли КПСС и сплочению ее рядов, заклинаниями типа «усилить ответственность», «повысить роль» — не обой­тись.

Именно усилением дефицита доверия к КПСС объясня­ется все более утверждающееся суждение о возможности и даже необходимости существования у нас в СССР нес­кольких партий, чтобы наличие оппозиционных партий­ных организаций смогло ограничить диктатуру одной, правящей.

Считаю, что решение этой проблемы заключается в не­обходимости прежде всего ответа на вопрос: для чего нужна партия, какова ее функция, а затем уже — ка­кой она должна быть, т. е. на каких принципах организована. Если партия необходима для выражения только интересов социальных групп (пусть даже самых передо­вых, прогрессивных), то, естественно, каждая социальная группа вправе иметь свою партию для защиты своих спе­цифических интересов. Партия же, которая ставит целью достижение такого уровня развития общества, при ко­тором обеспечиваются духовный расцвет, материальное благосостояние, социальная защищенность каждой лич­ности, может и должна быть единственной. И только та­кая партия может возглавлять прогресс общества. Сле­довательно, дело в том, насколько объективно и право­мерно Коммунистическая партия определяет цель своей деятельности и какими средствами, адекватными поставленной цели, ее достигает или собирается достичь.

В зависимости от цели формируются две важнейшие сферы партийной работы — идеологическая и организационная — при ведущей роли первой из них, ибо без идеологии нет политической партии. Действительно, история говорит о том, что сначала была создана теория — марксизм, а затем уже и ленинская партия, организация единомышленников, вооруженная этой тео­рией (не догмой, но — теорией!). И в этом был залог успеха большевистской партии. Однако догматическое от­ношение к теории, непонимание ее власть имущими (даже ближайшие соратники Ленина, по его мнению, не избежали теоретических ошибок), причины субъективно­го характера (зловещие особенности характера Сталина н т.п.), уничтожение лучших представителей партийного ядра привели к тому, что партия Ленина за долгие годы превратилась в партию единоверцев, в которой организа­ционно-уставные положения приобрели самодовлеющий характер. Роль организационной функции непомерно возросла, а от идеологической осталось одно название. Основной задачей члена КПСС стало — не отклоняться от линии ее центрального аппарата, действовать в соот­ветствия с его рекомендациями и указаниями, веруя не­зыблемо в их верность ленинским принципам, и не под­даваться никаким сомнениям. В организационной сфере, к тому же, были нарушены и демократические нормы.

Поэтому не случайно, обсуждая проблемы повышения авторитета партии,партийные работники и рядовые коммунисты требуют восстановлении и обес­печения впредь внутрипартийной демократии, вносят предложения об изменении в Уставе, надеясь, что это повысит инициативу, активность и ответственность коммунистов,что в свою очередь обеспечит пар­тии авторитет в массах.

В выступлениях партийных руководителей всех рангов­ (от секретаря первички до Генерального) говорится об отставании идеологии от реальностей и возросшем значении идеологической работы в современных усло­виях. Но впечатление складывается такое: ЦК прини­мает вроде бы правильные решения о необходимости пе­рестройки идеологической работы, возлагая ответствен­ность за это на местные партийные комитеты, а реше­ния эти в жизнь не воплощаются. И проще всего сде­лать вывод, что на местах (в обкомах, горкомах, райко­мах) сидят либо злостные бюрократы, саботирующие решения ЦК, либо ни на что не способные люди. Очень удобная позиция для ЦК, ставящая местные партийные органы под удар снизу, но «огонь по штабам» тем не менее, не приводит к улучшению обстановки, так как дело не в том, что новоявленные «враги народа» не хо­тят перестраиваться, причина в том, что ни Централь­ный, ни местные комитеты не могут выработать необ­ходимую политическую стратегию и тактику, потому что для этого нужны совершенно другие знания, выхо­дящие за пределы имеющихся и обеспечивающие истинно партийный подход в любых, самых сложных, непре­рывно меняющихся ситуациях.

Очевидно, мало провозгласить необходимость повы­шения роли идеологической работы. Надо разобраться, наконец, что такое идеология и, соответственно, идеологическая работа.  Руководители партии теорией, по существу, не занима­ются, а большинство коммунистов, включая идеологи­ческий актив партийных комитетов, не осознает, что представляет собой собственно идеологическая работа. И в этом опасении немаловажную роль играет то обстоя­тельство, что большинство заседаний Политбюро ЦК КПСС, а также и Пленумов ЦК (не говоря о местных комитетах) посвящено решению вопросов промышленности, сельского хозяйства, транспорта, бытового обслужива­ния и т. п., хотя эти проблемы правомернее решать в Советах. До тех пор, пока это будет продолжаться, ло­зунг «Вся власть Советам» останется лозунгом.

Относительно идеологии хочу высказать ряд соображений. Выполнение идеологической функции не­мыслимо без революционной теории, способной овладеть умами и стать руководством к действию. Об отсутствии этой теории сейчас говорит хотя бы то, что мы до сих пор не знаем, какой социализм мы строим. И вообще социализм ли это? Теоретические шатания, которых бы­ло слишком много за весь послеленинский период и которые продолжаются и сейчас, несомненно, привели мно­гих коммунистов в растерянность, недоумение, что не позволяет говорить об идейной сплоченности, без кото­рой партия как организация единомышленников существовать не может. Что же касается революционной те­ории, то, по моему мнению, в ее основе должно быть на­учно обоснованное, органически целостное представле­ние о развитии социалистического общества, способное дать однозначный ответ на самый главный вопрос: как соединить нашу реальную жизнь и деятельность в самых сложных конкретных ее проявлениях с идеей по­строения коммунистического общества, выдвинутой н обоснованной Марксом.

Нарастающие социально-экономические противоречия в развитии СССР (да и других социалистических государств), волюнтаризм в управлении страной, многочис­ленные негативные явления показали, что наше обще­ство во главе с КПСС оказалось неспособным практиче­ски осуществить идеи Маркса—Энгельса—Ленина. Тем более, как оказалось, была неправильно понята и сама суть коммунизма Бесполезные призывы к коммунизму на фоне «застоя» опорочили саму идею коммунизма, поэтому XXVII съезд КПСС признал задачу построения коммунизма преждевременной. Внимание было сосредо­точено на решении неотложных задач, но «с водой вып­леснули ребенка». Лозунг о построении коммунизма был заменен на лозунг «больше социализма», однако опреде­ленности от этого не прибавилось. До сих пор идут спо­ры в обществе и дискуссии обществоведов о сути социа­лизма, в которых излагаемые мнения вроде бы направ­лены на восстановление и укрепление принципов соци­ализма, а по существу, ведут к постепенному размыва­нию их и замене другими, порой противоположными представлениям Маркса. На этом основании марксизм объявляется устаревшим, не соответствующим реалиям.

В настоящее время такие понятия, как «коммунизм» и «коммунистический», исчезли из нашего употребления как потерявшие смысл. И если партия вместе с общест­воведческой наукой не сумеют определить их смысловое и конструктивное значение, то в ближайшее время ни от самих понятий, ни от самой коммунистической идеологии не останется и следа.

А может быть, коммунистическая идея нам и не ну­жна? Стараясь выйти из экономического и социального кризиса, мы создаем сейчас механизм хозрасчета,аренды, ценообразования я других форм предпринимательской деятельности, делающий правомерным существование разных форм собственности, в том числе и частной. Все это заставляет нас неотвратимо подчиняться дейст­вию стоимостного закона. Но, подчиняясь его действию развитые капиталистические страны, как выяснилось, далеко опередили нас не только по уровню развития ма­териального производства, но и духовной культуры и по степени жизнеобеспечения людей (даже самых малои­мущих). В этой связи уместно задать вопрос: а, может быть, не стоит «изобретать велосипед», поскольку, чем же «реальный социализм» должен отличаться от капи­тализма таких стран, например, как Швеция и Финлян­дия? Может быть, шведская или финская «модели капи­тализма» это и есть «больше социализма»? Но тогда становится проблематичной сама идея необходимости коммунистической партии, так как роль защитников интересов трудящихся с успехом могут играть профсо­юзы, что они и делают «там».

Таким образом, для того чтобы определять главный смысл идеологической роли Коммунистической пар­тии, необходимо ответить на самый главный вопрос: как же все-таки быть с идеей построения коммунизма? Коль скоро у нас хватило мужества признать свою неспособ­ность перейти к практическому осуществлению этой идеи и если мы не на словах, а на деле продолжаем считать себя коммунистами, то нам прежде всего необходимо до конца разобраться в том. что же на самом деле мешает решить эту проблему, и честно обо всем рассказать советскому народу. Если мы собираемся все-таки стро­ить коммунизм, то когда, каким способом и что для это­го уже сегодня делаем, хотя это и очень дальняя перс­пектива. А если нет, то, почему и на каком основании. Бытующее сегодня утверждение о том, что строить соци­ализм можно только, не отрываясь от реальной дейст­вительности, и что попытки создания конструктивных представлений о коммунизме являются вредным, ненуж­ным и бесплодным схоластическим теоретизированием, противоречит истинно научному подходу к изучению проблем как естественного, так и общественного харак­тера. Как известно, опыт нужен не сам по себе. На опы­те создаются теории и их методологический аппарат, по­зволяющий применять их в практике, преобразуя ее в нужном направлении. Волюнтаризм в теоретизировании, проявленный нашими партийными лидерами после Ле­нина, привел к тому, что мы, боясь произвола, вместо того чтобы усилить внимание к конструктивному идеа­лу коммунистического общества и определению методо­логического аппарата по его разработке, признали это невозможным. А ведь без этого идеологическое обеспе­чение принятого направления перестройки становится ненужным, поскольку при переходе на рыночные отно­шения лучшим идеологом-воспитателем является закон стоимости. Пока же советские люди, в том числе и ком­мунисты, пребывают в состоянии неопределенности, так как, с одной стороны, слышат, что мы и впредь будем верны идеалам коммунизма, а с другой — в стране все больше делается такого социализма, что при нем гово­рить вслух об идеалах коммунизма становится неумест­но и неприлично, ибо веры в эти идеалы уже не оста­лось.

В заключение хочу отметить, что гласность и обеспе­чение демократии в стране и внутри партии дают возможность высказать разные мнения по обсуждаемым проблемам. Однако плюрализм мнений, к сожалению, пока является способом обоснования невозможности дости­жения «истин в последней инстанции». Но он должен быть средством создания истинного представления о структуре наших философских, экономических знаний, которые позволили бы найти практический механизм — методологический инструмент для решения возникающих задач в процессе развития общества.

Либо партия во главе с ЦК осознав необходимость революционной теории сегодня, сейчас сосредоточит внимание на ее создании, привлекая к этому лучший ин­теллектуальный потенциал страны и тем самым определит свою главную идеологическую функцию (разуме­ется, это не означает устранения КПСС от решения на­сущных жизненно важных проблем), либо организацион­ные аспекты всегда будут превалировать, и никакая внутрипартийная демократия при отсутствии объекти­вных знаний и критериев не застрахует па­ртию и ее руководителей от политических ошибок, во­люнтаризма, а сама партия никогда не станет авангар­дом общества, его умом, честью и совестью.

Другие материалы по теме:


Читайте также

Лишние люди капитализма

В середине июня Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам опубликовал доклад «Мировые демографические перспективы 2019». Его авторы в очередной раз развенчали популярный среди ультраправых миф об экспоненциальном росте населения планеты

Патриотизм патриотизмом, а интересы бизнеса дороже

Франция: учителя присоединяются к протестному движению

Польша: война против памятников продолжается

Мальтузианство по-украински: пусть уезжают за рубеж

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума