Другие новости

Моногорода как отражение российского социума

14 января 2015 18:45
Елена Нестерова

Проблема русского Севера – не самая обсуждаемая, но от этого она не становится менее значимой. Северо-Запад России – как зеркало нашего социально-экономического состояния. Моногорода, стремительно разраставшиеся в годы Советской власти, сегодня приходят в упадок.

Депрессивные предприятия, доведённые «эффективными собственниками» до разорения, безразличие чиновников, купавшихся всё это время в нефтедолларах, вымирание населения… Всё это давно превратило моногорода в обузу для российской власти, которая уже не раз прогнозировала их смерть. И бюрократия давно бы с удовольствием сбросила бы этот мешок со своей шеи, если бы не одно обстоятельство: там всё ещё живут люди.

Самым известным монопрофильным образований в России является город Пикалёво Ленинградской области. Экономика города рухнула пять лет назад, когда остановились три главных предприятия Пикалёво — «БазэлЦемент-Пикалёво», «Пикалёвский цемент» и «Пикалёвская сода», имевшие разных собственников. Разразившийся кризис был связан с нежеланием владельцев этих предприятий снижать стоимость сырья ради сохранения комбинатов.

Результат не заставил себя долго ждать: работников сократили, система ЖКХ города оказалась парализованной, а его жители остались без средств к существованию. И если бы Пикалёво не находилось на оживленной федеральной трассе, перекрыв которую горожане обратили внимание российской общественности на данную проблему, не известно, чем бы вся эта история закончилась. Работа предприятий возобновилась, а местные жители получили новые рабочие места после открытия нового тепличного комплекса. В условиях новой волны кризиса хочется спросить: надолго ли?

Другой пример —  посёлок городского типа Надвоицы, расположенный в малонаселенной северной части Республики Карелия. В поселке находится «Надвоицкий алюминиевый завод» — одно из предприятий компании «Русал». После того как «Русал» с целью экономии остановил в прошлом году работу всех своих четырех предприятий западного дивизиона, в Надвоицах разразился громкий скандал.

В роли «мальчика для битья» выступил приехавший в город министр экономического развития Карелии Валентин Чмиль. «Жаркая» встреча с жителями поселка надолго запомнилась министру, который, извинившись за несостоятельность местных властей, так ничего и не пообещал. Митинг рабочих в Петрозаводске в январе прошлого 2014 года в поддержку промышленности Карелии, стал единственным проявлением организованного протеста.

Сам Валентин Чмиль запомнился общественности громким заявлением на одном из совещаний в 2013 году. Назвав Карелию «республикой-промежутком», в которую никто не хочет инвестировать, а ситуация с бюджетом такова, что «хоть на панель идти».

Печальная участь постигла и г. Красавино (Вологодская область). В 2012 году там остановился местный льнокомбинат, работавший до этого момента около 150 лет. Это предприятие было единственным в городе, не считая построенную фактически в долг Красавинскую ТЭЦ, которая обеспечивала комбинат электроэнергией. После остановки завода по причине нерентабельности, его цеха были законсервированы, а оборудование вывезено в Вологду. Основным владельцем как льнокомбината, так и обслуживающего его ТЭЦ является областное правительство.

Позже появился проект производства в городе замороженных грибов и ягод. Однако привлечённый инвестор уже вложился в промышленное предприятие в другом районе области. Пока он ее целиком не запустит, что-то строить в Красавино нет никакой возможности. Общее падение экономической активности также не способствует скорейшему запуску проекта.

Многие местные жители Красавино, работавшие целыми династиями на льнокомбинате, сразу после остановки предприятия покинули город. Оставшиеся люди ушли в лесной бизнес. Возмущённых граждан задобрили обещаниями, за которыми, по сути, ничего не стоит: в бюджете денег нет, а инвесторы в этот глухой край заглядывают редко.

И это только несколько примеров моногородов Северо-Запада. Среди одиннадцати монопрофильных образований Карелии особенную славу получил Целлюлозно-бумажный комбинат «Кондопога». Сегодня он наполовину развален, а процесс по его банкротству уже затянулся на два долгих года.

В критическом состоянии находится птицеводство Вологодской и Архангельской областей. Несколько птицефабрик из этих регионов когда-то были объединены в агропромышленный холдинг под названием «Обеспечение государственных организаций» («ОГО»). После краха «ОГО» полностью остановилась работа птицефабрики в г. Няндоме Архангельской области. Новый инвестор так и не был найден. Другого способа заработать в поселках, где находятся птицефабрики, как правило, нет.

«Вологодский центр птицеводства», принявший в себя птицефабрики из структуры «ОГО», набрал многомиллиардных долгов и в настоящее время проходит процедуру банкротства, а его основной владелец попал под уголовное дело. В итоге, незадействованными остаются здоровые активы, которые могли бы обеспечить местное население рабочими местами.

Лесопромышленная отрасль Севера-Запада страны также переживает кризисные времена. Прошлый год в поселке Жешарт Республики Коми отметился тем, что работники местного фанерного предприятия несколько месяцев не получили зарплату. И это несмотря на то, что комбинат входит в состав крупного холдинга, более устойчивого к кризисам и способного перераспределять ресурсы.

В столицах внешняя безропотность населения малых городов совершенно непонятна. Ведь жизнь там, с точки зрения столичных обитателей, ужасна и неустроена. Из-за низких зарплат и нерегулярных выплат люди начинают искать лучшей жизни в других регионах, либо кидаются в другие сферы экономики, в т.ч. и теневые. Власти разного уровня, конечно, получают в свой адрес письма и жалобы от доведённых до отчаяния людей, но на этом, как правило, всё и заканчивается.

Почему так выходит? Ответ прост: чем меньше населенный пункт, тем крепче взаимосвязи между всеми его жителями. Все хлебные места и влиятельные посты места заняты родственниками и друзьями, поэтому выступать против начальства — себе дороже. У многих людей зачастую имеется только один вариант заработка – пойти работать на единственный завод, который и сам доживает последние годы.

Выбирать между предприятиями могут разве что на промышленном Урале с более высокой производственной концентрацией. Те же люди, которые проживают в бесконечных лесах русского Севера, возможности такой не имеют, поэтому они и стараются держаться за последнее, что остается, пускай и самое плохое. И менталитет тут большой роли не играет, главная причина в элементарном желании человека выжить.

Другие материалы по теме:


1 комментарий
чебурашка 19.01.2015 05:46    

какой кошмар

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Читайте также

Капитализм и сельское хозяйство

Продолжаем рубрику «Занимательная статистика российского капитализма». На этот раз — динамика потребления молока. В сравнении с РСФСР значение упало больше, чем на треть.

С Днём Парижской коммуны!

Что такое «семья всего дороже»?

Популизм Навального

Реклама в подъезде, или кто наживается за наш счёт

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума