Другие новости

О классовом сознании

8 августа 2013 03:23
Татьяна Васильева

Необходимость обсудить вопрос о классовом сознании возникла из дискуссий о классах вообще и о том, как классовость общества находит своё отражение в различных сферах нашей жизни, в частности, в культуре. Обсуждение этих тем постоянно происходит, например, на Центральном форуме коммунистов России.

В дискуссиях приходится часто отстаивать важность классового подхода во всём. Одно из последних обсуждений коснулось общественного сознания и форм его проявления. Классовое сознание. Существует ли оно вообще, как формируется, какую роль отводят коммунисты этому виду общественного сознания – эти и другие вопросы по теме предлагаются к обсуждению и на сайте comstol.info

***

Сознание рассматривается в философии, социологии и психологии. Можно отдельно рассматривать сознание в каждой сфере, хотя философское, социологическое и психологическое понятия сознания конечно связаны.

Материалисты исходят из того, что сознание – отражение материальной действительности мозгом человеком. Это и осознание самого себя. Сознание бывает индивидуальным и общественным.

Общественное сознание это сознание (какие-то взгляды, идеи) отдельных социальных групп. Развивается общественное сознание через индивидуальное, т.е. через сознательную деятельность отдельных людей. Общественное сознание влияет и на сознание отдельного человека. Так образом, общественное сознание и индивидуальное взаимосвязаны.

Примером общественного сознания (лишь примером общественного сознания одного уровня!) может служить религия или атеистические взгляды.

Общественное сознание имеет сложную структуру, выступает в разных видах, формах. Но главное – оно отражает общественное бытиё и проявляется в материальной и духовной культуре. Этим человек и отличается от животного. Мы исходим из того, что животные сознанием не обладают, так как у них нет культуры, посредством которой они бы  проявили своё, схожее по подвижности, сложности человеческому, сознание.

Если какие-то социальные группы объективно существуют, а не выделены чисто субъективно (ну например мы не можем объективно выделить группу хороших и группу плохих людей – это всё будет так…субъективное мнение)… Так вот, если группы существуют, то они, как минимум, имеют некоторые общие взгляды, идеи и прочее. Возьмём крупные, значимые группы, например нации. Несомненно, каждая нация обладает своим отличным от другой нации общественным сознанием, которое выражается в языке, традициях, национальной культуре. Наверное, никто не станет с этим спорить.

Возьмём совершенно другие социальные группы – например различающиеся по полу. Да! Это тоже социальные группы другого уровня, и, наверное, также никто не будет спорить, что у женщин есть свои общие черты сознания, у мужчин свои. Конечно, мне могут возразить, что в этом примере речь больше идёт об индивидуальном сознании – ну, т.е. об осознании себя мужчиной или женщиной. Тут уже подключается сознание из области психологии, но и социальная составляющая есть, поэтому мы можем говорить об общественном сознании и в этом случае, тем более что существуют женские движении, да уже и мужские…  

Можно выделить социальные группы и по возрасту. Так, детское сознание больше индивидуальное, конечно, ну просто потому, что дети сами не формируют свою общую культуру – она, в основном, формируется взрослыми, но тоже исходя из каких-то общих для всех детей взглядов и представлений, которые взрослые помнят и переносят из своего детства. А вот молодёжная социальная группа уже сама способна выразить в различных формах своё общественное сознание, которое проявляется в молодёжных субкультурах.

Можно взять уголовный мир — тоже своеобразная социальная группа. Те, кто непосредственным образом оказался в него вовлечённым, часто впитывают в себя и своеобразное уголовное общественное сознание.

Есть более мелкие социальные группы – к примеру, семья. Она тоже формирует своё малое общественное сознание. А если кто-то из членов семьи перестаёт в социальном и психологическом плане осознавать себя частью этой маленькой социальной группы, то даже если он живёт со всеми вместе, он уже членом семьи, в самом главном смысле, не является.

Некоторые социальные группы мы не выбираем, как, скажем, половые группы или возрастные. Некоторые можем выбрать осознанно. Совершенно точно можно переходить из одной социальной группы в другую. Иногда это неизбежно происходит, иногда это индивидуальный выбор. А иногда — вот как в случае с сексуальными меньшинствами. Ведь это тоже социальные группы (геи, транссексуалы) со своим общественным сознанием.

Уравнивать эти переходы, конечно, нельзя. Они отличаются и по значимости, и по последствиям. Так, если ребёнок не перешёл в следующую возрастную группу и остался на уровне детского сознания, это патология. И если старик ударился, что называется, в натуральное детство, то это тоже не очень хорошо. Если кто-то захотел поменять пол, то это вопрос очень спорный, однако мы наблюдаем подобное всё чаще. И если здесь идёт ломка индивидуального сознания, то, наверное, никто не будет отрицать, что общественное сознание, присущее сексуальным меньшинствам, играет в этом вопросе не последнюю роль – именно поэтому такое отношение во многих странах к пропаганде гомосексуазма, например. Во всяком случае, на наших глазах происходит активное формирование этого своеобразного общественного сознания.

Ну а если мы говорим о переходе в иную национальную социальную группу, то это, пожалуй, довольно распространённый переход, особенно сегодня. Многие переходят легко. Но возникают и проблемы, с которыми, в частности, сталкивается сегодняшнее европейское общество – имеются в виду мигранты из восточных стран, которые, по идее, должны принять национальное общественное сознание, однако часто этого не происходит.

Так вот различные виды общественного сознания существуют, выражаются в разных формах, и большинство это признают. Однако когда речь заходит о классах, то тут у некоторых происходит резкое торможение, граничащее с отторжением. Что это за классовое сознание? Какое такое классовое сознание? Это всё придумки коммунистов! Даже если соглашаются с объективным существованием классов как социальных групп, классовое сознание представляется чем-то надуманным, излишним. Под этим предлогом обычно переключаются на другие виды общественного сознания, которые представляются значимыми, и различия между ними выносятся как главные причины всех общественных противоречий. Ну как же! Вот существует религиозное общественное сознание – это да! В России в этом смысле православию отводится какая-то особая роль, на Востоке – мусульманству. Существует и национальное – конечно! Все мы слышали, к примеру, о «русском духе» или о массовом «американском патриотизме». А классовое сознание… Ну будто классы общественные это такие, больше условные, группы, поэтому о классовом сознании говорить излишне, а уж отводить ему какую-то особую роль в общественном процессе – и вовсе бессмысленно, а то и вредно.

Кто так считает, хочет он того или нет, по меткому замечанию Владимира Ильича Ленина, стоит на стороне класса… буржуазии. Ну вот так оно действительно выходит, потому что и отрицание роли классов в общественном развитии, и отрицание особого классового сознания, прежде всего у пролетариата, является одной из идей, присущих именно классовому сознанию буржуазии.

Классы объективно существуют. Основа их существования – экономика. А уж что может быть объективнее экономики? Класс, по уточнению Маркса, превращается в таковой, когда он начинает проявлять себя в политике. В политике в основном и проявляется классовое сознание.

Классовое сознание, как и другие виды общественного сознания, требует своего выражения. Отрицание роли классового сознания идёт от нежелания допустить активного проявления этого сознания со стороны рабочего класса. То, что оно у него есть, и именно оно поднимает рабочих на забастовки, это несомненно. Однако для класса буржуазии этого проявления классового сознания пролетариата уже более чем достаточно. Классовый антагонизм на уровне экономики – дело естественное для капиталистического общества и очевидное для буржуазии. Она уже научилась худо-бедно ослаблять проявление этого антагонизма разными методами — и идя на мелкие уступки рабочему классу, и через свои «карманные» профсоюзы рабочих. Т.е. если классовое сознание у рабочих и существует, то его можно как-то замазать, затушевать, а то и распылить. Во всяком случае, его возможно удерживать в неких рамках, и всем будет хорошо. Разве не об этом толкуют уже не одно десятилетие буржуазные идеологи, социологи и политики и те, кто разделяет их… общественное сознание? Причём, разделяющих можно отыскать и в среде самого рабочего класса.

Вот и получается: роль классового сознания рабочего класса принижается, само классовое сознание пролетариата усиленно размывается, а проявления – подавляются. При этом классовое общественное сознание буржуазии процветает, укрепляется его главенство в обществе. И тогда причины отрицания классового сознания как такового лежат в том, чтобы просто убрать (с политической арены, во всяком случае) противоположное, антагонистическое, общественное сознание, оставив, разумеется, своё.

Возможно, кто-то из представителей буржуазии наивно рассчитывает на то, что можно распространить своё буржуазное сознание на всё общество, включая рабочий класс. Однако это невозможно по объективным причинам – сознание определяется бытиём, а бытиё у основных классов капиталистического общества очевидно антагонистическое: одни продают свой труд, другие этот труд покупают. Чтобы что-то купить, нужны деньги. Задумайтесь, откуда у капиталиста деньги, если он, в отличие от пролетариата, свой труд не продаёт. Деньги за свой труд получает пролетариат, но купить труд за эти деньги не может, а капиталист может и продолжает покупать и покупать…

Коммунисты не скрывают, что делают ставку на классовое сознание пролетариата, которое очевидно существует, как и другие формы общественного сознания. Националисты, со своей стороны, делают ставку на национальное общественное сознание, верующие – на религиозное, и т.д. При этом коммунисты не отрицают существование других форм общественного сознания, прекрасно понимают, какую роль они играют, и главное – какие политические силы стоят за стимулированием того или иного вида общественного сознания. Если кто-то считает, что не надо вообще делать ставку ни на какое общественное сознание, то он зря думает, что к такому мнению прислушаются в этом обществе. Различные общественные сознания, даже те из них, которые по природе своей неантагонистичны, демонстрируют, по меньшей мере, стремление к укреплению, а то и к овладению всем обществом. На этом будут играть определённые политические силы в своих интересах, только усложняя и увеличивая клубок неразрешимых противоречий.

Коммунисты видят в классовых противоречиях — и на уровне бытия, и на уровне сознания – основное противоречие капиталистического общества и отводят пролетариату ведущую роль в устранении этого противоречия, что снимет искусственный антагонизм между другими общественными сознаниями, которые в условиях социализма будут развиваться эволюционным путём, дополняя друг друга, а не враждуя.

Почему коммунисты видят в классах и классовой борьбе основу современного общества и общественного развития, подробно объясняли основоположники марксизма-ленинизма в своих работах, споря со своими идеологическими оппонентами и из буржуазного лагеря и из левой среды. Так что критики и противники классового подхода существуют столько, сколько существует в оформленном виде само учение о классах и классовой борьбе. Не утихают идеологические баталии по этому вопросу до сих пор, несмотря на то, что классовая структура общества и сами классы претерпели значительные изменения со времён раннего марксизма. Уже сам факт того, что классовая структура капиталистического общества меняется, а классовые противоречия не только не исчезают, но и обостряются, как и идеологические споры, в которых проявляется классовый антагонизм на уровне общественного сознания, говорит о том, что классовый вопрос стоит вне времени.

Кроме того, классовое сознание проявляется в целом похоже, независимо от того, к каким другим социальным группам относятся представители классов и частью какого ещё общественного сознания они себя считают. Т.е. людей разных национальностей, разного вероисповедания, разных полов, возрастов, сфер профессиональной деятельности могут объединять черты одного классового общественного сознания. Так, присоединиться к забастовке с требованиями улучшить условия труда и поднять заработную плату (какие схожие требования везде!) могут работники фастфуда в США, транспортники Франции и женщины-рабочие на фабрике по пошиву одежды в Бангладеш. Готовы отстаивать свои права и рабочие местные, и гастарбайтеры, причём между ними может быть конфликт культур, а сплочённое проявление классового сознания однотипное. Чтобы в этом убедиться (тем, кто не очень знаком с современным рабочим движением) можно зайти на сайт LabourStart, который собирает информацию о забастовках в разных странах. И конечно, информации о забастовках капиталистов вы там не найдёте, просто потому что их не бывает, нигде. Капиталисты имеют своё классовое сознание, свои интересы и отстаивают их везде и всюду на удивление одинаково – например, увольняют рабочих, и в качестве экономии на заработной плате, и в качестве наказания. И это происходит во всех странах, и это происходило 100 лет назад.

Есть и такой феномен, касающийся классов и классового сознания – так называемое мелкобуржуазное сознание. Противоречивое мировоззрение мелких буржуа подробно описывали ещё Маркс, Энгельс и Ленин. Удивительно – мелких собственников становится всё меньше, а мелкобуржуазное сознание растёт в обществе – за счёт так называемого «офисного планктона», который зарабатывает себе на жизнь в миллионах мелких и средних фирм, далёких от материального производства. Не имея собственности на средства производства, они экономически являются наёмными работниками, однако условиями современного капиталистического общества поставлены перед лицом индивидуального выживания, как и классическая мелкая буржуазия, что и формирует их особое мелкобуржуазное мышление.

Таким образом, основные виды классового сознания демонстрируют удивительную живучесть, несмотря на явные структурные и иные изменения классового общества. И после этого утверждать, что классового сознания не существует или сомневаться в той роли, которую они могут играть? Но утверждают и сомневаются.   

Коммунисты утверждают обратное и не сомневаются – и тоже во всех странах, и тоже как 100 лет назад. И как 100 лет назад перед коммунистами стоит задача – не только отстаивать свою идеологию, представляющую тоже одну из форм общественного сознания, в спорах с оппонентами, но и заниматься политическим просвещением масс, в особенности пролетариата, потому что именно его классовые интересы они разделяют в первую очередь и именно его классовое сознание рассматривают как самое потенциально революционное в капиталистическом обществе и способное первым из всех классов и слоёв впитать в себя коммунистическую идеологию. Другие классы со временем подтянутся – уверены коммунисты. И тогда деление общества на классы исчезнет, и вот тогда классовое сознание перестанет существовать. И наверное, кто-то в будущем сможет сказать, перефразируя фразу из прошлого: классовое сознание, в существовании которого так долго сомневались буржуазные идеологи прошлого, наконец действительно исчезло! Навсегда!

Другие материалы по теме:


Читайте также

Лишние люди капитализма

В середине июня Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам опубликовал доклад «Мировые демографические перспективы 2019». Его авторы в очередной раз развенчали популярный среди ультраправых миф об экспоненциальном росте населения планеты

Патриотизм патриотизмом, а интересы бизнеса дороже

Франция: учителя присоединяются к протестному движению

Польша: война против памятников продолжается

Мальтузианство по-украински: пусть уезжают за рубеж

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума