Другие новости

Капитализм и социализм при постмодерне

30 мая 2013 02:37
Максим Ковалёв


Публикуем статью Максима Ковалёва (Владимирская область). Призываем наших читателей прокомментировать мысли, изложенные в материале. 

Мыслить в категориях XX века – значит создавать искусственные преграды. Очевидно, что в последние полвека проблема капитализма «уходит» — вместе с пролетариатом, бедностью и прочее.

Однако дело не в методологии как таковой: в лице марксизма (т.е. своей наиболее напряжённой точке самосознания) сама история, человек, ценности и т.д. дошли до самоотрицания. Это, собственно, постмодерн. Его сущность состоит в том, что капиталистическая формация в объективно-историческом смысле завершилась, а в субъективно-политическом – нет.

Объективное – это НТР, глобализация (в широком смысле), решение экономических проблем, демократизация общественной жизни. Субъективное – крах мирового социалистического движения.

Противоречия модерна, о которых писали классики (труд – капитал, индивид – общество, город – деревня…), неизбежно «сняты», правда, в конкретно-исторической реализации, на консервативно-буржуазной основе (которая в политике получила выражение неоконсерватизма), а в экономике — социально-ориентированного рынка. Такая эпоха патологична, страшна разного рода перекосами – её демонизм я запечатлел в понятии «Новый Старый порядок». Если говорить предельно схематично, это новый базис при старой надстройке.

Суть в том, что средством производства сейчас является метод (или шире – интеллект), а способом «собственности» на такое средство производство – администрирование, т.е. создание таких пропорций в экономике, которые обусловили бы возможность/невозможность как разработки, так и применения метода.

В эпоху информации акцент борьбы смещается с социально-экономического базиса на идейно-политическую надстройку. Я формулирую главного противника как т.н. либеральную демократию, по-научному – представительную демократию.

Западный парламентаризм есть, по сути, классовое представительство, эффективно решавшее свои задачи в контексте процесса модернизации XVII-XX вв., требовавшего концентрации и экономических ресурсов и политической воли, а ныне устаревшее. Теперь же парламентско-лоббистская система выродилась в «управляемую демократию» и «открытую диктатуру» и манипулируема ТНК и прочими структурами. Т.е. представляет собой правую, элитарную модель.

О новом прочтении социализма

В качестве альтернативы ей выдвигался и выдвигается принцип советов как органа прямой демократии. Мы живём уже не в эпоху догматических «-измов», поэтому такое решение может объединить людей с, казалось бы, диаметрально противоположными взглядами. Сами советы не могут быть аморфными.

Фундаментальные организующие принципы «советского общества» таковы:

1) Плановая экономика. Уходя от ассоциаций прошлого века, следует под ней понимать не норму производства ботинок, а регулирование государством основных пропорций отраслей экономики.

2) Рабочий контроль. Прямое самоуправление всех экономических, административных и культурных объектов; распределение неотчуждаемых активов между всеми работниками предприятия; разумеется, реализуемые на базе привычных буржуазных гражданских прав.

3) Пролеткульт. Культивация сознания, управляющего социальной практикой. Реалистичного, гуманистического, светского, однако этического и общественно значимого.

Данные атрибуты можно свернуть в простой лозунг «Социализм, демократия, реализм!» Каждая из этих граней принципиальная, только все вместе они создают полноту и устойчивость социально-политического тела. Убери № 1 – получим либертарианство, троянского коня империализма, №2 – местечковую националистическую диктатуру (русский «царь-симфонист»), №3 – примитивную общинность.

Такое общество можно назвать «революционным государством» в смысле жёсткого, централистского демократизма и эгалитаризма. Прочность его обуславливается необходимостью решения триединой задачи: 1) проведением буржуазно-модернизационного процесса (ликвидация соотношения «метрополия – сырьевая периферия»), 2) перераспределение собственности в стиле «старых левых», 3) «культурная революция» в стиле «новых левых» (правосознание, гуманизация и демократизация общественных отношений). В этом смысле «революционное государство» будет сочетать в себе признаки и «диктатуры пролетариата» и «общенародного государства».

Характеристика противника

А кто же противник, если не западный капитал? По формальным экономическим признакам, конечно, капитал, а по историко-географическим – Запад. Но главное, конечно, в другом.

Западный парламентаризм есть, по сути, классовое представительство, эффективно решавшее свои задачи в контексте процесса модернизации XVII-XX вв., требовавшего концентрации и экономических ресурсов и политической воли, а ныне устаревшее. Теперь же парламентско-лоббистская система выродилась в «управляемую демократию» и «открытую диктатуру» и манипулируема ТНК и прочими структурами. Т.е. представляет собой правую, элитарную модель.

Противник представляется следующими ценностями:

1) Рыночная экономика. Служит стихия свободного рынка, конечно, не лавочникам, а монополистам и корпорациям.

2) Либеральная демократия. Инструмент, полностью подмятый под корпорации и существующих исключительно для лоббирования их интересов. Также как и в случае с рынком, «либерализмом» тут и не пахло, а все эти романтически-архаические понятия из XIX в. – свидетельство, с одной стороны, маразма, с другой, – демагогии капитализма, который де факто и де юре консервативен.

3) Массовая культура. Попросту плебейский фетишизм – от культуры потребления до викторианского псевдорелигиозного благочестия.

Можно сей джентльменский набор свернуть до понятия «западные ценности или пресловутая «демократия» (либеральная), носителями которой считали себя Рейган, 2 Буша, Ромни.

Социализм XX века пал, не справившись с проблемой «рабочей бюрократии», с другой – только дубиной конституционализма и жив сейчас капитализм-демонизм.

Дело в том, что вместе с проблемой капитала, шире – истории, снята вообще и проблема человека. Вопрос уже не решается в чисто человеческих категориях, где кто-то кого-то «эксплуатирует». Если оставаться на позициях светского рассуждения, происходит разрушение социального бытия. За твёрдым кольцом штыков конституционализма уже не стоят ухмыляющиеся толстяки с сигарами. За ним вообще ничего не стоит, а летает моль и зияет чёрная дыра. Мумифицированная постмодерная элита не обладает ни классовым самосознанием, ни классовыми интересами.

О границах Запада

Как я уже писал, противником социализма выступает Запад. В этой связи весьма щепетильна тема о границах Запада.

Старый Запад в виде Западной Европы и Северной Америки весьма расползся, а также в историческом своём центре сдаёт.

У него есть две главные ипостаси помимо основной: 1) корпоративно-бюрократическая варварская периферия, уж там все прелести конституционализма и масскульта и прочего «диснейленда со смертной казнью», только ещё похабнее, чем в «центре»; 2) исламистская лакуна – здесь мы тоже видим адаптацию и западного конституционализма, и отчасти западного образа жизни.

Нужно понимать, что «сопротивление Западу» здесь только упрямо-инерционное. Оба региона – не прямые агенты, конечно, а своего рода бенефициарии старого Запада.

Религиозный интегрализм Ближнего Востока ввиду своей социальной непроницаемости аналогичен масскульту. Дело в том, что поданная человеку идея (в т.ч. религиозная), если тот к ней не готов, неизбежно вырождается в фетишизм. Только последовательно светское общество может избежать таких перекосов (православие, например, несмотря на весь свой традиционализм вполне «успешно» пало и в западный оккультизм и в попсу).

Специфика социальной структуры современного общества

Социальная база в обществе, подвергшемся сплошной унификации, весьма интересна.

«Слоёв» может быть только два: 1) «рабочие» (промышленные, аграрные, умственные, сферы услуг), 2) «маргиналы».

Они не находятся друг с другом в классовом соотношении, их границы нечётки. Огромное значение вопросы лояльности и самоидентификации, а о принадлежности к «рабочему человеку» больше скажет политическая система, нежели трудовые отношения (например,  российский офисный планктон – люмпены, а госслужащий КНДР — пролетарий).

Западное индустриальное общество, согласно Беллу, напоминает ромб: жирный средний класс и по минимуму высшего и низшего. По мне, скорее, напоминает бублик.

«Прочный средний класс» есть, по сути, плебс, масса бездельников, обеспеченных гражданскими правами, хлебом и зрелищами. В традиционном обществе эти люди были действительно люмпенами больших городов (классический пример – Рим).

В отличие от обуржуазившихся западных рабочих (т.е. настоящих люмпенов), те, кого обычно классифицируют как маргиналов (главным образом, гастарбайтеров), есть пролетарии, не вписывающиеся в данную общественную систему.

Что касается западных элит, они – плоть от плоти жирных бюргеров с характерными пристрастиями. Такие общественные отношения предельно ясно выражены в двухпартийной системе: консерваторы – для яппи, социал-демократы – для быдла. Западная верхушка представляет в социальном выражении маргинальных интеллектуалов, а в философском – воронку, чёрную дыру.

Социальная база революции в старом Западе крайне узка, зато новый Запад пестрит противоречиями при вроде бы уже данных ответах на «вызовы», прочно стоит массив «социалистических» (государственно-капиталистических) режимов (где все лоялисты – социалисты), а совсем периферия исполосована ультралевыми движениями (только здесь нечто похожее на привычную «классовую борьбу»).

Вот почему материалистическая методология уделяет ключевое место сознанию и идейно-философской борьбе, а «классовая борьба» невероятно ожесточается при фактическом отсутствии классов (два псевдо-класса делят одну нишу).

На острие идейной и социально-политической борьбы, как встарь, – «западные ценности» и «коммунизм». Нынешнее время столь уникально, что предлагает одному поколению вновь пройти потерянные 400 лет истории.

12 комментариев
Читайте также

Фатальная ложь

Российские сторонники капитализма разделились на кланы – либералов-западников и буржуазных патриотов. Понятно, в чём суть их противоречий – первые выражают интересы тех кланов, для которых западные буржуа – прежде всего, партнёры, а вторые – интересы тех, для кого они – конкуренты. Сейчас преобладают «патриоты». Большинство из них, естественно, бывшие либералы, ну да им не привыкать менять окраску. Разница между ними, на самом деле, невелика, но надо же так называемым «патриотам» подвести под коммерческое противостояние с Западом идеологическую основу!

Так где же режим более фашистский?

Казахстан: Очередные поблажки торговцам

Казахстан. Красноречивый факт

ЛИБЕРАЛ И ВЛАСТЬ. Часть 3

Помоги проекту
Справочник
Справочник

Наш баннер
Счётчики
© 2005-2013 Коммунисты Столицы
О нас
Письмо в редакцию
Все материалы сайта Комстол.инфо
Красное ТВ МССО Куйбышевский РК КПРФ В.Д. Улас РРП РОТ Фронт Коммунисты кубани
Коммунисты Ленинграда ЦФК MOK РКСМб Коммунисты кубани Революция.RU