Другие новости

О сущности банкового и банковского капитала

27 марта 2013 01:38
Олег Комолов

Публикуем статью, присланную в редакцию сайта «Коммунисты Столицы» читателем М.Н. Антоненко.

С позиции лингвистики русского языка разницы между понятиями «банковский капитал» и «банковый капитал» нет. С этим я не спорю. Но с позиций марксистской политической экономии между этими понятиями имеется существенная разница, так как они отражают различные способы использования частнокапиталистическим банком своего денежного капитала.

Банк, получив деньги от вкладчиков, превращает их в денежный капитал путем предоставления денег промышленным (производительным) капиталистам. Банк может предоставлять данный капитал для его производительного использования ТРЕМЯ различными способами. Первый способ – это предоставление денег промышленным капиталистам в форме КРЕДИТА, т.е. продажа денег на определенный срок для пополнения собственного капитала. При таком способе использования банком денег никакого слияния с промышленным капиталом не происходит, так как осуществляется обычная купля-продажа денег как товара. Весь хозяйственный риск за эффективное использование кредита возлагается на промышленного капиталиста. Банк при этом свои отношения с вкладчиками денег оформляет в виде открытия им депозитных счетов и выплате по ним процента. Он по существу на некоторое время покупает деньги у вкладчиков и продает эти деньги промышленным капиталистам.

 

Второй способ предоставления банком своего денежного капитала промышленному капиталисту – это предоставление денежного капитала в ЗАЁМ (ССУДУ). При этом возникают новые, отличные от обычной купли-продажи, отношения между банком и промышленным капиталистом, между банком и вкладчиками денег, которые уже не продают деньги банку, а передают ему в собственность. Они при этом из клиентов банка превращаются в его учредителей (участников). Поэтому за вложенные деньги получают не обычный договор вклада, а ценную бумагу (акцию), которая является долговым обязательством акционерного общества перед ними. Акция удостоверяет их право не только на получение по ней процента (дивиденда), но и право голоса на собрании акционеров. Из обычных вкладчиков они превращаются в денежных капиталистов. Они становятся владельцами БАНКОВСКОГО капитала.

Капитал, который воплощен в акциях является БАНКОВСКИМ капиталом и к тому же фиктивным капиталом. («Капитал» Т.3, С. 509 [Собр. соч. Т.25, С.509]).Он образуется путем капитализации дивидендов (регулярно выплачиваемый доход). Вкладчики-акционеры уже решают вопрос о том, как использовать вложенные деньги, а не правление банка, как это была при первом способе аккумуляции денег. Они решают сами судьбу вложенных денег. За счет их покупают промышленные предприятия, т.е. выкупают промышленный капитал, воплощенный в средствах производства у промышленного капиталиста, и присоединят его к уставному капиталу банка. Затем эти выкупленные средства производства передают в заем (ссуду) этому же или другому производительному капиталисту, т.е. физическому лицу, который обладает способностью к предпринимательской деятельности и деловой репутацией. Присоединенный промышленный капитал «отсоединяется» и на срок договора передается производительному капиталисту. Здесь происходит процесс присоединения частнокапиталистического промышленного унитарного предприятия к коммерческому банку, созданному в форме акционерного общества, а также процесс передачи в заем промышленного капитала, воплощенного в этих средствах производства, производительному предпринимателю.

 

Слияние промышленного и банкового капитала происходит лишь на короткое время. Между акционерным обществом и индивидуальным предпринимателем заключается гражданско-правовой договор возмездного оказания услуг по управлению промышленным предприятием уже как имущественным комплексом и по этому договору промышленный капитал передается в руки производительному предпринимателю. В договоре с предпринимателем-менеджером определяется цена оказываемых услуг по управлению предприятием, по производительному использованию промышленного капитала. При этом вся извлеченная при реализации товаров прибыль предприятия качественно делится на процент (акционерам) и предпринимательский доход (менеджеру). В первом случае капиталист-собственник только частью прибыли делился с банком, которая была извлечена при помощи полученного кредитного капитала. Во втором случае весь ссудный банковый капитал находится в собственности банка, а поэтому он является собственником прибыли и ее делит с менеджером. Здесь новыми отношениями являются и риски. Менеджер под полученный в заем капитал берет денежные обязательства перед заимодавцем (банком) в виде получения предприятием определенной суммы прибыли. Под это денежное обязательство он закладывает свое имущество. При невыполнении денежных обязательств акционерное общество подает иск в хозяйственный суд о признании менеджера банкротом.

Третьим способом использования банком своего банкового капитала является его оставление в своей собственности, а для управления имущественного комплекса банк покупает наемного работника – директора-служащего. В этом случае процесс производства прибавочной стоимости осуществляется наемным директором, с которым заключается трудовой договор, т.е. договор купли-продажи его рабочей силы, а не гражданско-правовой. Предпринимательский доход заменяется заработной платой за управление предприятием, которая является уже издержками производства, а не частью прибыли. В этой связи вся прибыль поступает в банк и ее полностью распоряжаются акционеры. Они как собственники банковского капитала, основную ее массу направляют себе в карман. Но они не участвовали никаким образом в ее создании. Прибыль извлекли из банка с помощью банковского капитала, а в банк ее принес финансовый капитал. В процессе производства прибавочной стоимости здесь не участвует промышленный капитал, который слился с банковым капиталом, а также не участвуют ни кредитный, ни заемный капиталы. Паразитизм банкиров-акционеров при таком способе производства прибавочной стоимости достигает своего максимума.

Вот краткий анализ возможных способов использования банками своего банкового капитала и акционерами – своего банковского капитала. Из этого глубоко теоретического вопроса функционирования различных форм капитала вытекает один практический вопрос: как уничтожить эти формы капитала и эксплуатацию человека человеком. Процесс уничтожения эксплуатации наемных работников промышленным капиталистами осуществляют акционеры путем образования финансового капитала. Поэтому акционеры на этапе создания финансового капитала являются союзниками наемных рабочих по уничтожению промышленного капитала. Но после его уничтожения остается еще две формы капитала: банковский и финансовый. Они сегодня в экономики являются господствующими. Как сегодня можно уничтожить банковский капитал? Для этого нужно прекратить систематически выплачивать доходы акционерам, т.е. выплачивать дивиденды. Сэкономленные денежные средства направить на повышение заработной платы рабочим, врачам, учителям, пенсионерам и другим категориям граждан. Такое революционное решение могут принять только сами акционеры. А поэтому ими должны стать все граждане, т.е. акции нужно обобществить и передать в общую совместную собственность граждан. С этим предложением не согласны многие политические партии, которые выступают за социализм. Они требуют в своих партийных программах возврата средств производства из собственности хозяйственных обществ в собственность государства, а также ликвидацию этих обществ и аннулирование акций. В такой экономики мы жили и она оказалась в застое, что привело к ее разгосударствлению и приватизации.

Подводя итоги этому теоретическому спору, можно сделать вывод о том, что в образовании финансового капитала БАНКОВСКИЙ капитал не участвует, никуда при этом не исчезает и не сливается. Он был и остается в собственности акционеров. Эти отношения в акционерном обществе нужно знать и всегда помнить. А вот БАНКОВЫЙ капитал присоединяет к себе промышленный и, слившись вместе, образуют ФИНАНСОВЫЙ капитал. Именно банковый капитал, а не банковский активно участвует в образовании финансового капитала.

В первом учебнике «Политической экономии», который был написан коллективом авторов в составе: академика Островитянова К. В., члена-корреспондента Академии наук СССР Шепилова Д. Т., члена-корреспондента Академии наук СССР Леонтьева Л. А., действительного члена Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина Лаптева И. Д., профессора Кузьминова И. И., доктора экономических наук Гатовского Л. М., академика Юдина П. Ф., члена-корреспондента Академии наук СССР Пашкова А. И., кандидата экономических наук Переслегина В. И. В подборе и обработке статистических материалов, включённых в учебник, принял участие доктор экономических наук Старовский В. Н., была допущена серьезная теоретическая ошибка в главе XVII «Империализм — высшая стадия капитализма. Основной экономический закон монополистического капитализма». В ней было дано следующее определение финансового капитала: «Финансовый капитал есть сросшийся капитал банковских и промышленных монополий. Эпоха империализма является эпохой финансового капитала.

Определяя финансовый капитал, Ленин подчёркивал три важнейших момента: «Концентрация производства; монополии, вырастающие из нее; слияние или сращивание банков с промышленностью — вот история возникновения финансового капитала и содержание этого понятия».

Сращивание банковского капитала с промышленным ярко проявляется в личной унии руководителей банковских и промышленных монополий. Одни и те же лица возглавляют крупнейшие монополистические объединения в банковском деле, промышленности, торговле и в других отраслях капиталистического хозяйства». (http://anticomprador.ru/Uchebnik/ch17.htm   — С.231).

В данном определении процесс образования финансового капитала представлен как процесс сращивания банковского и промышленного капитала. Но такого процесса в капиталистической экономии нет. А есть процесс сращивания, слияния банкового и промышленного капитала, как это научно определил Ленин: «2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии» (http://uaio.ru/vil/27.htm#s343). Авторы учебника это определение исказили, заменив в нем понятие «банковый капитал» на «банковский капитал». А это совершенно разные формы капитала.

Если следовать определению финансового капитала, которое дано в первом учебнике «Политическая экономия» (1954 г.), то в современной российской экономике нет БАНКОВСКОГО капитала. Он не воплощен  в акциях, а поэтому акционеры не являются банкирами, не являются капиталистами, не являются эксплуататорами. Вот какая получается «политэкономия». Она защищает собственников банковского капитала – акционеров. Это есть оппортунизм в марксизме, в марксистской политической экономии. С этим оппортунизмом нужно вести непримиримую борьбу. Это ошибочное положение идейно разоружило мировой пролетариат в борьбе за уничтожение банковского и финансового капиталов. Не разбив оппортунизм идейно в политической экономии, которая является второй составной частью марксизма, нельзя финансовый капитализм превратить в социализм. Ведь рабочий класс не будет знать ту форму капитала, который нужно уничтожить.

В учебнике политэкономии этой формы капитала как раз и нет. Так как банковский капитал, по мнению авторов учебника, якобы уже сросся с промышленным капиталом и на этой основе возник единственный в экономике финансовый капитал. Однако в реальности банковский капитал по-прежнему господствует в обществе и именно он управляет финансовым капиталом, финансовыми патоками в мировой экономике. Поэтому у рабочего класса в эпоху империализма два главных классовых врага: банковский капитал и финансовый капитал. А не один, как это следует из учебника политэкономии. Нужно всем марксистам усилить теоретическую классовую борьбу и изгнать оппортунизм из политической экономии, чтобы ясно видеть те формы капитала, которые нужно уничтожить и тем самым уничтожить эксплуатацию человека человеком.

Другие материалы по теме:


11 комментариев
Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума