Другие новости

Осень 1993. «Вон булыжник лежит, тащи!»

27 сентября 2013 04:22
Юрий Лупиков

В рамках проекта «Чёрный октябрь. 20 лет преступной власти» публикуем интервью с Первым секретарём Саратовского обкома партии РКРП, членом Политсовета ЦК, участником событий октября 93-го года Н.С. Солдатовым.

Как Вы оказались в Москве осенью 93-го года?

Н. Солдатов: Я был командирован в Москву 19 сентября числа на ЗИЛ от Саратова. Во-первых, нужно было договориться о бартере получения запчастей автомобилей и стройматериалов. Во-вторых, стояла задача побывать на конгрессе Советских народов. Конгресс проходил 20-21 сентября в здании театра Дорониной. 21-го числа я пришёл с завода, в это время по телевизору выступал Ельцин с указом 1400. Когда я услышал о том, что он собирается распустить Верховный Совет, я направился на Шаболовку, в помещение райисполкома Октябрьского района г. Москвы, где располагался офис движения «Трудовая Россия». Дежурный ответил, что Анпилов направился на строительство баррикад на защиту Верховного Совета. До Белого Дома мы шли пешком с однопартийцем Л.Д. Суворовым. Придя туда, я поздоровался с Анпиловым, он направил меня в распоряжение Людмилы Константиновны, секретаря Москоского горкома РКРП. Она дала мне задание присоединиться к группе ребят, которые выкапывали из Горбатого моста булыжники для строительства баррикад. Я брал огромные булыжники, камни, куски асфальта, доски и тащил к Верховному Совету. Кругом доносилось только «Вон булыжник лежит, тащи!». Ни о чём другом не говорили. За ночь мы построили баррикаду №1 размером с четырёхэтажный дом, с красным флагом на верху. Днём я уходил на завод, решать свои командированные вопросы. Вечером возвращался к Совету.

А вас никто не трогал по дороге?

Н. Солдатов: Никто. Трогать начали с 26-го числа. Там проходили беспрерывные митинги в перерывах между заседаниями чрезвычайного съезда. Давали информацию о политической ситуации в стране. Это было воскресенье, утром, в восемь часов, всё здание было оцеплено двойным кольцом военнослужащих внутренних войск. Стояла пасмурная погода. В 10 часов всем жаждущим пройти к Белому Дому путь был закрыт. Но самое страшное, все, кто находился около здания, тоже оказались в безвыходном положении. Но знающие люди перелазили через забор. Я присоединился к их группе в составе 4 человек. Мы стали друг друга подсаживать, чтоб перелезть через забор. Я оказался последним. Товарищ подал мне руку, чтоб я подтянулся. В это время подбежали два жандарма и огрели меня дубинкой по спине. Пришлось убежать.

Я выбежал на какую-то улицу. И в конечном итоге оказался у Белого дома, у главного входа. Я втиснулся в огромное море людей. А там ещё полно металлических ограждений. Когда подошёл к проходу, встретился с Анпиловым и товарищем из Балаково Анатолием Михайловичем Калашниковым. Я кричал им, чтоб привлечь внимание, чтоб к ним прорваться. Они отреагировали. Анпилов приказал одному из подчинённых, чтобы тот пригласил кого-нибудь из депутатов навести тут пропускной порядок. Через 10-15 минут пришли трое женщин-депутатов: Горячева, Ойкина и, наверное, Власова. Они расставили военных по сторонам прохода, дав возможность всем желающим проходить на территорию Верховного Совета организованным порядком.

Подождите, но ведь военные подчинялись Ельцину?

Н. Солдатов: В то время, они и Совету подчинялись. К тому же, это были горячие женщины. Я подошёл к Людмиле Константиновне, она подвела меня к группе молодых парней и сказала, чтобы мы объединились в группу 10 человек. Нам вручили мегафоны и дали задание: идти на Красную площадь, к музею В.И. Ленина, чтоб собрать людей для защиты Верховного Совета.

Собрав колонну в 3000 человек, мы привели её к Верховному Совету. В это время там начался митинг, на котором выступал зампредседателя саратовского областного Совета Уханёв Виктов Васильевич.

30 числа я продолжал весь день проводить на заводе. Ночевал у Верховного Совета. Мы дежурили у баррикад. Защитники Совета не имели доступа к пище. Поэтому мы собирали деньги, на которые мы ходили в магазины и закупали еду. Часть сдавали для депутатов, а часть отдавали тем защитникам, которые не уходили от Верховного Совета вовсе. Однажды Людмила Константиновна взяла шесть человек, в том числе и меня. Она дала нам огромный Советский флаг, примерно пять на пять метров. Мы растянули его на поднятых руках и люди бросали на полотнище деньги, кто сколько мог. По тем временам собирали большую сумму.

В понедельник, 27-го числа, я сходил в отдел сбыта. Сказали, что скоро получу запчасти. Так по 30- число включительно я находился у Верховного Совета. В ночь на 31-е число я отбыл восвояси. Вечером был в Саратове. Сразу сдал куда надо запчасти и уехал на площадь революции (ныне Театральная). Там собрались активисты, поддерживающие Верховный Совет.

Сколько было людей?

Н. Солдатов: Большая толпа. Я выступил на этом митинге как очевидец, рассказал о том, что видел. Через два дня их расстреляли. Но все эти дни количество жандармов увеличилось, а ко второму числу уже были танки. Их собирались ещё 26-го числа расстрелять, но что-то у них там не вышло. Скорее всего, танки вовремя не подошли.

Там были и Тюлькин, и Терентьев. И самое главное хочу сказать, что не видел ни одного намёка на КПРФ. Лишь Зюганов неоднократно рвался к микрофону на балконе Белого Дома, но ему слова не давали, советуя собирать людей. Там были даже националисты и попы, но КПРФ не было.

Другие материалы по теме:


9 комментариев
Читайте также

В.И. Лакеев: сила трудящихся – в единстве и солидарности!

Меньше, чем через две недели в России пройдут очередные выборы депутатов Государственной думы. Это безынтересное мероприятие, напрочь лишённое интриги, способно привлечь внимание разве что представителей «системных» партий

Итоги 2015 г.: «Социализм или смерть»

Эксперт о социально-классовой природе терроризма

Б.Ю. Кагарлицкий: «Не верить либералам!»

Итоги 2014 года. Смириться или сопротивляться?

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума