Другие новости

Ностальгия по прошлому, или Что дальше?

12 октября 2015 19:10
Кирилл Николенко

В последнее время тема ностальгии по «лихим 90-м» стала предметом обсуждения даже для людей, именующих себя либералами, хотя у них, вроде, не должно быть вопросов, отчего эта эпоха вспоминается частью наших граждан с теплотой. Недавно такой разговор на ТВ состоялся с подачи Ирины Прохоровой, любящей освещать культурные феномены.

Я бы не хотел сводить разговор к банальному противопоставлению позиций тех, для кого 90-е – время краха страны, обнищания соотечественников, и тех, кто в данный период сделал карьеру, сколотил состояние.

По-моему, нет смысла приводить статистические сведения, сколько процентов составило падение показателей социально-экономического развития страны по каждому критерию, сколько появилось миллионеров и миллиардеров. Анализируя ностальгию по 90-м, следует помнить, что обычный человек, да даже и не совсем обыватель, живший тогда, даёт оценку исходя из своего личного эмоционального восприятия, а не на основе сопоставления неких цифр.

Действительно, на первый взгляд, поразительно, что находятся тоскующие по труднейшему периоду в истории нашей страны, причём не столько среди олигархов, «креативного класса» и т.п.

Я полагаю, что отношение к позапрошлому десятилетию определяется тем, насколько данный конкретный человек соотносился с жизненными реалиями 90-х.

Значение имеет возраст, на который для человека выпала эта эпоха. Если речь идёт о детстве или юности, то вероятность оптимизма возрастает. Слишком много факторов, отвлекающих от обстановки в стране: дружеская компания, тусовки, влюблённость, беззаботность. Конечно, это не относится к тем, кто вынужден был быстрее взрослеть, рано ощутить несправедливость, столкнуться с бедностью в своей семье. Здесь следует помнить и о специфике восприятия. Допустим, некто может ностальгировать, что попал на концерт любимой западной рок-группы в 90-е, но уже не помнит, что родители буквально выкраивали деньги, чтобы его приобрести для любимого чада.

Значение имеют занятия человека в 90-е. После массовых протестов 2011-2012 гг. мои знакомые, кому чуть за 30, говорили, что вот, наконец-то пошла «движуха», что такого никогда не было. Когда я им напоминал о 1991-ом и 1993-ем, то им нечего было ответить. Да, они видели те митинги и уличные потасовки по телевизору, но всё это тогда было далеко от сферы их интересов.

Наконец, важнейший фактор – успех/неуспех в 90-е. Здесь более-менее однозначно. Если был шаг вперёд и вверх, даже в варианте «Пир во время чумы», то есть, что вспомнить с улыбкой. Причём доводы, что миллионам вокруг было плохо, не подействуют. Чаще всего индивиду хочется быть лучше остальных, круче, поэтому для него чужие страдания не будут понятны.

Для рождённых позже 90-е вообще предстанут в образе мифа или будут забыты.

Не политэкономия, а психология. А её не следует недооценивать.

Прошедшие периоды развития будут и дальше использоваться, прежде всего, в агитации. Если для КПРФ и подобных ей партий СССР будет выступать в качестве «золотого века», то для либерального сектора – 90-е. Ну а действующий режим будет умело эксплуатировать обе тенденции, выставляя на передний край то, что выгоднее в данный момент. Присоединили Крым, поддерживаем ДНР и ЛНР, осуществляем бомбёжки в Сирии: «Ребята, мы восстанавливаем Союз, возвращаем России статус сверхдержавы!» В очередной раз изобразили заботу о малом и среднем бизнесе или вновь заговоорили о приватизации: «В 90-е годы была поддержана инициатива тех, кто хотел действовать самостоятельно, а не иждивенцев. Мы продолжаем этот курс».

И левые силы, и либералы, к сожалению, не прочь поучаствовать в подобных игрищах. Какая радость охватывает советских патриотов, когда власти не препятствуют установлению памятников Сталину, возвратить Дзержинского на Лубянку. А насколько воодушевлены либералы, когда переименовывали станцию метро «Улица Подбельского» и добрались до «Войковской».

С моей точки зрения, думающей части политического спектра, вне зависимости от идеологического наполнения, следует работать на опережение. Не поддаваться на попытки втягивания себя в дела минувших дней – это принципиальный момент.

Левым, либералам, националистам легко даётся сказать, против чего они выступают, а вот картина будущего не формируется. Поэтому неудивительно, что избиратели ориентируются на устоявшиеся клише: эти нас хотят затащить обратно в СССР, а те – в 90-е. А потом мы удивляемся, почему же в таких условиях побеждает «Единая Россия». Дело даже не в масштабной агитации и фальсификациях. Для людей «партия власти» – это, скажем так, реалисты, те, кто делают что-то здесь и сейчас.

Я понимаю, что на выборах многие вопросы намеренно сводятся к бытовухе, но, даже ведя кампанию в таком стиле, оппозиция должна подводить сограждан к тому, как будет устроено государство в случае её победы.

Чтобы об этом говорить с избирателем, надо сначала самим определиться: «А чего мы хотим?» Вопрос, на самом деле, не праздный. Общаясь с представителями различных партий, организаций, давно убедился в том, что чёткого взгляда нет. Одни грезят, как пройти в парламент. Другие мечтают в порядке реванша победить «единороссов».

«Что дальше?» — вот что следует разработать как можно раньше. Объёмные программы никто читать и слушать не будет. Нужно кратко, чётко, понятно.

Другие материалы по теме:


21 комментарий
Читайте также

Лишние люди капитализма

В середине июня Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам опубликовал доклад «Мировые демографические перспективы 2019». Его авторы в очередной раз развенчали популярный среди ультраправых миф об экспоненциальном росте населения планеты

Патриотизм патриотизмом, а интересы бизнеса дороже

Франция: учителя присоединяются к протестному движению

Польша: война против памятников продолжается

Мальтузианство по-украински: пусть уезжают за рубеж

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума