Коммунисты Столицы

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Расширенный поиск  

Новости:

Реклама

Автор Тема: Номенклатурные гурманы в блокадном Ленинграде  (Прочитано 2296 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

К 75-Й годовщине прорыва блокады Ленинграда. Некоторые малоизвестные и тщательно скрывавшиеся в советское время факты из жизни блокадного города, его простых защитников и тружеников и его партноменклатурной верхушки..
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

Алла Смолина. Блокада Ленинграда: кому она была нужна?

В ленинградской блокаде умерло две двоюродных сестры моей бабушки по маминой линии. Там все родственники, уехавшие в голодные годы из Ленинграда и рассредоточившиеся по Ленинградской области, часть которой затем территориально перешла в Новгородскую область, те выжили. А не покинувшие Ленинграда... Я не знаю сколько в этом городе жило наших родных, но после смерти в блокаду двух бабушкиных кузин считалось, что в Ленинграде по маминой линии никого из близких не осталось. Существовали какие-то дальние, но с ними связь давно потеряна.
       
Зато я хорошо помню разговоры о тех самых блокадных днях. Взрослые рассказывали, что голод был не для всех, городское начальство как жировало до войны, так оно себя не обижало даже в военные годы. Ещё взрослые говорили, что немцы разрешили ленинградцам уехать из города, но ленинградское начальство среагировало слабо и никаких усиленных мер для вывоза гражданского населения из окружённого города не предприняло.
       
Естественно, взрослые вспоминали и о фактах людоедства. Весьма откровенные разговоры велись в семейном кругу без присутствия посторонних, но мы, дети, особо не прислушивались, и сейчас приходится добирать сведения из информационных источников, благо, появилась возможность заглянуть в секретные архивы.

Но, как ни странно, архивные данные облегчения не приносят, наоборот с каждым новым фактом приходит очередное подтверждение античеловечности коммунистического режима (да простят меня его адепты). Может потому и планируют снова закрыть архивы? Или уже закрыли? Потомки палачей заметают следы своих предков-палачей?









http://samlib.ru/s/smolina_a_n/ww20.shtml
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

А. Смолина:
B энциклопедии, составленной петербургским историком Игорем Богдановым "Ленинградская блокада от А до Я" в главе "Спецснабжение" читаем:
"В архивных документах нет ни одного факта голодной смерти среди представителей райкомов, горкома, обкома ВКПб. 17 декабря 1941 года Исполком Ленгорсовета разрешил Ленглавресторану отпускать ужин без продовольственных карточек секретарям райкомов коммунистической партии, председателям исполкомов райсоветов, их заместителям и секретарям исполкомов райсоветов".
       
Интересно, Ленинградский Главный Ресторан для кого продолжал функционировать?
       
А кто-нибудь слышал о скончавшихся в блокаду от голода ленинградских священнослужителях? Ни одного подобного факта за послевоенные годы не проскакивало. Умирали дети, женщины, старики, больные, но ни одного партийного бонзы, ни одного попа. Ведь такого быть не может, если у всех одинаковые условия?
       
Ещё интересный факт: блокаду пережили 105 питомцев Ленинградского зоосада, включая крупных хищников, и подопытные животные института Павлова. И теперь прикиньте, сколько мяса в день требовалось каждому хищнику.
http://samlib.ru/s/smolina_a_n/ww20.shtml
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

Ленинградская блокада: спецснабжение для Смольного, запрет на слово "дистрофия"

Накануне празднования годовщины снятия блокады Ленинграда журналистам показали готовящиеся к публикации, а также совсем недавно опубликованные новые архивные материалы о блокаде.

Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, в частности, в начале 2013 года издательская группа "Лениздат" выпустила в свет новое, без купюр и цензурных изъятий, издание "Блокадной книги" Алеся Адамовича и Даниила Гранина. В нее добавлены главы о фактах каннибализма при массовом голоде и о "Ленинградском деле" 1949 года, которое началось с разгрома Музея обороны Ленинграда, а завершилось массовыми арестами и расстрелами партийного и советского руководства, ученых, врачей, инженеров, причем все они были блокадниками.

Даниил Гранин постепенно передает свой архив в Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Директор Лариса Георгиевская рассказала, что в гранинском архиве есть бесценные свидетельства - стенограммы расшифровок бесед с блокадниками, блокадные дневники, служебные записки членов бытовых бригад с марта по май 1942 года.

В "Лениздате" надеются, что "Блокадная книга" будет еще раз переиздана. И тогда в нее войдут несколько никогда не публиковавшихся фотографий, сделанных в декабре 1941 года. В страшные дни голода в Ленинграде фотокорр ТАСС Александр Михайлов побывал в спеццехе, где выпекали ромовые бабы и варили шоколад для "избранных" - для тех, кто был на так называемом "литерном обслуживании". Эти фотографии были сделаны, чтобы на "Большой земле" показать, что в Ленинграде все не так уж плохо (до выхода "Блокадной книги" в свет эти документальные свидетельства не публикуются в других источниках - прим.ИА REGNUM).

Более того, в энциклопедии, составленной петербургским историком Игорем Богдановым "Ленинградская блокада от А до Я" в главе "Спецснабжение" читаем: "В архивных документах нет ни одного факта голодной смерти среди представителей райкомов, горкома, обкома ВКПб. 17 декабря 1941 года Исполком Ленгорсовета разрешил Ленглавресторану отпускать ужин без продовольственных карточек секретарям райкомов коммунистической партии, председателям исполкомов райсоветов, их заместителям и секретарям исполкомов райсоветов".

Запись от 9 декабря 1941 года из дневника инструктора отдела кадров горкома ВКПб Николая Рибковского: "С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак - макароны или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днем обед - первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зеленые щи со сметаной, второе котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, на второе свинина с тушеной капустой".


А вот запись в его дневнике от 5 марта 1942 года: "Вот уже три дня как я в стационаре горкома партии. По-моему, это просто-напросто семидневный дом отдыха и помещается он в одном из павильонов ныне закрытого дома отдыха партийного актива Ленинградской организации в Мельничном ручье...От вечернего мороза горят щеки...И вот с мороза, несколько усталый, с хмельком в голове от лесного аромата вваливаешься в дом, с теплыми, уютными комнатами, погружаешься в мягкое кресло, блаженно вытягиваешь ноги...Питание здесь словно в мирное время в хорошем доме отдыха. Каждый день мясное - баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса, рыбное - лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, триста грамм белого и столько же черного хлеба на день, тридцать грамм сливочного масла и ко всему этому по пятьдесят грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину....Да. Такой отдых, в условиях фронта, длительной блокады города, возможен лишь у большевиков, лишь при Советской власти...Что же еще лучше? Едим, пьем, гуляем, спим или просто бездельничаем и слушаем патефон, обмениваясь шутками, забавляясь "козелком" в домино или в карты. И всего уплатив за путевки только 50 рублей!".

Блокадница Н. Стотик пишет в своем дневнике от 16 декабря 1941 года (отрывки также приведены в энциклопедии "Ленинградская блокада от А до Я" - прим. ИА ИА REGNUM): "Четырнадцатого и пятнадцатого декабря в магазин ничего не привезли. Сегодня привезли лапшу и мясо. Папа с мамой стоят близко, но за мясом много пролезло без очереди. Мы ходим на проверки 3 дня, и еще мама за ним с 2-х часов простояла до шести, но бесполезно. Папа достал номерок в очередь...Надо стоять дни и ночи, потому что неизвестно, когда привезут продукты".

В марте 1942 года Ольга Берггольц пишет, будучи короткое время в Москве: "Запрещено слово "дистрофия"... О Ленинграде все скрывалось, о нем не знали правды так же, как об ежовской тюрьме. Для слова правдивого о Ленинграде - еще, видимо, не пришло время. Придет ли оно вообще?

https://regnum.ru/news/polit/1617782.html
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

Что ели в Смольном в блокаду

О том, что высшее руководство блокадного Ленинграда не страдало от голода и холода, вслух предпочитали не говорить. Немногочисленные жители сытого блокадного Ленинграда молчали. Но не все. Для Геннадия Алексеевича Петрова Смольный - дом родной. Там он родился в 1925 году и жил c небольшими перерывами вплоть до 1943 года. В войну он выполнял ответственную работу - был в кухонной команде Смольного.

 - Моя мама, Дарья Петровна, работала в пищеблоке Смольного с 1918 года. И подавальщицей была, и посудомойкой, и в правительственном буфете работала, и в свинарнике - где придется, - рассказывает он. - После убийства Кирова среди обслуживающего персонала начались "чистки", многих уволили, а ее оставили. Мы занимали квартиру ? 215 в хозяйственной части Смольного. В августе 1941 года "частный сектор" - так нас называли - выселили, а помещения занял военный гарнизон. Нам дали комнату, но мама оставалась в Смольном на казарменном положении. В декабре 1941 года ее ранило во время обстрела. За месяц в госпитале она страшно исхудала. К счастью, нам помогла семья Василия Ильича Тараканщикова - шофера коменданта Смольного, который оставался жить в хозяйственной части. Они поселили нас у себя, и тем самым спасли. Через некоторое время мама опять стала работать в правительственной столовой, а меня зачислили в кухонную команду.

В Смольном было несколько столовых и буфетов. В южном крыле находилась столовая для аппарата горкома, горисполкома и штаба Ленинградского фронта. До революции там питались девочки-смолянки. А в северном, "секретарском" крыле, располагалась правительственная столовая для партийной элиты - секретарей горкома и горисполкома, заведующих отделами. В прошлом это была столовая для начальниц института благородных девиц. У первого секретаря обкома Жданова и председателя Ленгорисполкома Попкова были еще буфеты на этажах. Кроме того, у Жданова был персональный повар, который работал в так называемой "заразке" - бывшем изоляторе для заболевших смолянок. Там у Жданова и Попкова были кабинеты. Еще была так называемая "делегатская" столовая для рядовых работников и гостей, там все было попроще. Каждую столовую обслуживали свои люди, имевшие определенный допуск. Я, например, обслуживал столовую для аппарата - ту, что в южном крыле. Я должен был растапливать плиту, поддерживать огонь, поставлять пищу на раздачу, мыть котлы.

До середины ноября 1941 года хлеб на столах там лежал свободно, ненормированно. Потом его начали растаскивать. Ввели карточки - на завтрак, обед и ужин - дополнительно к тем, что были у всех ленинградцев. Обычный завтрак, например, - каша пшенная или гречневая, сахар, чай, булочка или пирожок. Обед всегда был из трех блюд. Если человек не отдавал свою обычную продовольственную карточку родственникам, то к гарниру получал мясное блюдо. А так обычная пища - сухая картошка, вермишель, лапша, горох.

А в правительственной столовой, где работала мама, было абсолютно все, без ограничений, как в Кремле. Фрукты, овощи, икра, пирожные. Молоко, яйца и сметану доставляли из подсобного хозяйства во Всеволожском районе около Мельничного Ручья. Пекарня выпекала разные торты и булочки. Сдоба была такая мягкая - согнешь батон, а он сам разгибался. Все хранилось в кладовой. Ведал этим хозяйством кладовщик Соловьев. На Калинина был похож - бородка клинышком.

Конечно, нам от щедрот тоже перепадало. До войны у нас дома было вообще все - и икра, и шоколад, и конфеты. В войну, конечно, стало хуже, но все же мама приносила из столовой мясо, рыбу, масло, картошку. Мы, обслуживающий персонал, жили как бы одной семьей. Старались друг друга поддерживать, и помогали, кому могли. Например, котлы, которые я мыл, были целые дни под паром, на них налипала корка. Ее надо было соскрести и выбросить. Естественно, я этого не делал. Здесь, в Смольном, жили люди, я им отдавал. Военные, охранявшие Смольный, были голодные. Обычно на кухне дежурили два красноармейца и офицер. Я отдавал им остаток супа, поскребыши. И кухонные мужики из правительственной столовой тоже подкармливали кого могли. Еще мы старались устроить людей в Смольный на работу. Так, мы устроили нашу бывшую соседку Олю сначала уборщицей, а потом маникюршей. Некоторые руководители города делали маникюр. Жданов, кстати, делал. Потом там даже парикмахерская открылась. Вообще, в Смольном было все - и электричество, и вода, и отопление, и канализация.

Мама проработала в Смольном до 1943 года, потом ее перевели в столовую Ленгорисполкома. Это было понижение. Дело в том, что ее родственники оказались на оккупированной территории. А мне в 1943-м исполнилось 18, и я ушел на фронт.
http://www.spb.aif.ru/archive/1796961
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

Воспоминания Даниила Гранина ("Человек не отсюда"):
       
"...мне принесли фотографии кондитерского цеха 1941 года (г. Ленинград). Уверяли, что это самый конец, декабрь, голод уже хозяйничал вовсю в Ленинграде. Фотографии были четкие, профессиональные, они потрясли меня. Я им не поверил, казалось, уже столько навидался, наслушался, столько узнал про блокадную жизнь, узнал больше, чем тогда, в войну, бывая в Питере. Душа уже задубела. А тут никаких ужасов, просто-напросто кондитеры в белых колпаках хлопочут над большим противнем, не знаю, как он там у них называется. Весь противень уставлен ромовыми бабами. Снимок неопровержимо подлинный. Но я не верил. Может, это не 1941 год и не блокадное время? Ромовые бабы стояли ряд за рядом, целое подразделение ромовых баб. Взвод. Два взвода. Меня уверяли, что снимок того времени. Доказательство: фотография того же цеха, тех же пекарей, опубликованная в газете 1942 года, только там была подпись, что на противнях хлеб. Поэтому фотографии попали в печать. А эти ромовые не попали и не могли попасть, поскольку фотографы снимать такое производство не имели права, это все равно что выдавать военную тайну, за такую фотку прямым ходом в СМЕРШ, это каждый фотограф понимал. Было еще одно доказательство. Фотографии были опубликованы в Германии в 1992 году.
       
Подпись в нашем архиве такая: "Лучший сменный мастер "энской" кондитерской фабрики В.А. Абакумов, руководитель бригады, регулярно перевыполняющей норму. На снимке: В.А. Абакумов проверяет выпечку "венских пирожных". 12.12.1941 года. Ленинград. Фото А.А. Михайлов. ТАСС".
       
Юрий Лебедев, занимаясь историей ленинградской блокады, впервые обнаружил эти фото не в нашей литературе, а в немецкой книге "Blokade Leningrad 1941–1944" (издательство "Ровольт", 1992). Сперва он воспринял это как фальсификацию буржуазных историков, затем установил, что в петербургском архиве ЦГАКФФД имеются оригиналы этих снимков. А еще позже мы установили, что этот фотограф, А.А. Михайлов, погиб в 1943 году.
       
И тут в моей памяти всплыл один из рассказов, который мы выслушали с Адамовичем: какой-то работник ТАСС был послан на кондитерскую фабрику, где делают конфеты, пирожные для начальства. Он попал туда по заданию. Сфотографировать продукцию. Дело в том, что изредка вместо сахара по карточкам блокадникам давали конфеты. В цеху он увидел пирожные, торты и прочую прелесть. Ее следовало сфотографировать. Зачем? Кому? Юрий Лебедев установить не смог. Он предположил, что начальство хотело показать читателям газет, что "положение в Ленинграде не такое страшное".
       
Заказ достаточно циничный. Но наша пропаганда нравственных запретов не имела. Был декабрь 1941 года, самый страшный месяц блокады. Подпись под фотографией гласит: !12.12.1941 год. Изготовление "ромовых баб" на 2-й кондитерской фабрике. А. Михайлов. ТАСС".
       
По моему совету Ю. Лебедев подробно исследовал эту историю. Она оказалась еще чудовищней, чем мы предполагали. Фабрика изготавливала венские пирожные, шоколад в течение всей блокады. Поставляла в Смольный. Смертности от голода среди работников фабрики не было. Кушали в цехах. Выносить запрещалось под страхом расстрела. 700 человек работников благоденствовали. Сколько наслаждалось в Смольном, в Военном совете — не знаю.
       
Сравнительно недавно стал известен дневник одного из партийных деятелей того времени. Он с удовольствием изо дня в день записывал, что давали на завтрак, обед, ужин. Не хуже, чем и поныне в том же Смольном:
[...] Итак, в разгар голода в Ленинграде пекли ромовые бабы, венские пирожные. Кому? Было бы еще простительно, если бы ограничились хорошим хлебом для командования, где поменьше целлюлозы и прочей примеси. Но нет — ромовые бабы! Это, согласно рецепту: "На 1 кг муки 2 стакана молока, 7 яиц, полтора стакана сахара, 300 г масла, 200 г изюма, затем по вкусу ликер и ромовая эссенция.
Надо осторожно поворачивать на блюде, чтобы сироп впитывался со всех сторон".



Фотография в архиве подписана так: "Лучший сменный мастер "энской" кондитерской фабрики В.А. Абакумов, руководитель бригады, регулярно перевыполняющей норму. На снимке: В.А. Абакумов проверяет выпечку "венских пирожных". 12.12.1941 года. Ленинград. Фото А.А. Михайлов. ТАСС".

http://samlib.ru/s/smolina_a_n/ww20.shtml
Записан

Ихалайнен

  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5481
    • Просмотр профиля

Межфорумный шулер и мошенник, админ-недоразумение с убогого безлюдного форума с ником 7777 на соседнем ресурсе с какого-то перепуга вдруг лицемерно возмутился фактами, выложенными в данной актуальной теме.

Цитата от 7777:"..Топчется по костям блокадных ленинградцев.."
(http://com-forum.ru/forum/index.php?topic=17631.630).

Топчусь я здесь (и впредь буду топтаться) лишь по тем, как бы поделикатнее выразиться, не голодал в годы блокады. Следовательно, вышеуказанная семерочная мразь приравняла и поставила на одну доску сотни тысяч погибших от голода простых ленинградцев и партийную номенклатуру городу.

Семерочная мразь поставила на одну доску тех, кто получал по 125 граммов эрзац-хлеба в день и тех, кто в столовых и буфетах Смольного и прочих партийных учреждений Ленинграда всю блокаду жрал, цитирую приведенные выше документы - икру, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, ромовые бабы, молоко, яйца, сметану и т.д.

Семерочная мразь поставила поставила на одну доску тех, кто ежедневно умирал от истощения


и тех, у кого всю блокаду за откормленными щеками закрома Родины уместиться могли
« Последнее редактирование: 06 Февраля 2018, 17:16:04 от Ихалайнен »
Записан
 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Реклама