Другие новости
panfilovcy

И снова о панфиловцах

22 ноября 2016 04:40
Татьяна Васильева

О панфиловцах мне впервые рассказала мама ещё до школы. Наверное, это произошло в Александровском саду в Москве, у гранитного памятника городам-героям, который протянулся вдоль кремлёвской стены рядом с могилой Неизвестного солдата. Я узнала, что панфиловцев было 28 и что командир сказал бессмертные слова: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва».

Детское воображение рисовало картину группы оставшихся после боёв солдат, которые, как мне почему-то казалось, стояли на высоком холме, а перед ними командир с наставлениями перед решающим боем. Помню, я пыталась в воображении сориентироваться – где же Москва: за спиной командира или в противоположной стороне? А ещё я думала, что фамилия командира была Панфилов – то ли мама не упомянула фамилию Клочкова, то ли я не запомнила, а панфиловцы врезались в память.

Уже в школе я узнала подробности битвы под Москвой, о боях панфиловской дивизии, о политруке Клочкове.

Ни в раннем детстве, ни позже у меня конечно не было ни убеждения, ни даже впечатления, что вот именно 28 человек спасли Москву. Историю Великой Отечественной войны мы изучали в школе, а повесть Александра Бека «Волоколамское шоссе» была в списке литературы по внеклассному чтению. Подвиг панфиловцев был одним из символов той войны и конкретно символом битвы за Москву.

Заявления о том, что никаких двадцати восьми панфиловцев не было, что их подвиг – выдумка, а слова политрука – советская пропаганда, я первый раз услышала уже в постсоветские времена. Большого впечатления эти заявления на меня не произвели, потому что уже «разоблачали» Зою Космодемьянскую и Александра Матросова, перемывали кости Павлика Морозова… Начиная с «перестройки», исторических «сенсаций» накопилось столько, что всему прошлому грозило оказаться фейком. А такого быть не может. Придумать имена, даты, подделать документы, сочинить рассказы очевидцев? Зачем и как? Особенно во времена, которые были полны драматическими событиями.

Очередная волна «разоблачения» подвига панфиловцев накатилась накануне 75-летней годовщины битвы за Москву и встретила неожиданно резкий отпор со стороны российской власти. Министр культуры РФ назвал тех, кто сомневается в подвиге панфиловцев «кончеными мразями». Однако тут же фактически допустил, что никаких панфиловцев не было и вообще ничего не было. Он так и сказал: «Даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться».

Сначала эта фраза вызвала у меня недоумение. Позвольте – что значит «если бы не было Панфилова»? Не мог же министр культуры перепутать, как я в детстве, Панфилова с Клочковым? Ну а если бы не было ничего, как сказал Мединский, то и нас, возможно, не было бы…

Весьма странный подход к памяти и истории Великой Отечественной войны. Впрочем, это конечно не исторический подход, а откровенно пропагандистский и конъюнктурный, призванный превратить всю историю нашей страны в легенды, мифы, домыслы и вымыслы – с разными оценочными оттенками, конечно. Тут и святой царь, и убийца генсек, и уничтоженная большевиками мощнейшая держава и Великая победа, доставшаяся ценой исключительно пушечного мяса и лишь с божьей помощью.

Конечно и впредь легенды будут касаться. Грядёт премьера фильма «28 панфиловцев», который наверняка вызовет очередные разговоры – были, не были? Найдется повод и в год столетия Великого Октября поиграться созданными за последние десятилетия легендами, а там и 80-летие Победы не за горами.

И во всех этих легендах растворяются и исчезают просто факты. А факты таковы, что 28 панфиловцев были. Они просто были и всё. Есть их фамилии и имена, им всем присвоено звание Героя Советского Союза. Лишён звания и всех наград лишь один из двадцати-восьми. Достаточно познакомиться с его биографией, чтобы узнать, почему так произошло. Другие остались Героями. Пятеро умерли уже после окончания войны. Бой 16 ноября у разъезда Дубосеково был, и лишённый позже всех наград панфиловец принимал в нём участие. Танки были подбиты. 4-ая рота 2-го батальона 1075-го стрелкового полка понесла большие потери в боях за Москву.  Политруком был Василий Клочков, и он погиб 16 ноября.

Историческим фактом является и статья о панфиловцах в газете «Красная звезда» от 27 ноября 1941 года и следующая публикация в январе 1942 года. Особо подчёркиваю: эта статья есть исторический факт, а не аргумент в пользу некой версии. Статью написал фронтовой корреспондент Коротеев, который не был очевидцем боя, но приезжал на место и беседовал с участниками и очевидцами. Он написал статью в газету, которая, как и все подобные издания того времени, была тоже оружием в той войне. И фронтовые корреспонденты воевали на своём фронте – их вклад в Победу так же значим, как военные подвиги красноармейцев и трудовые подвиги тех советских людей, которые работали в тылу.

Достоверным фактом является и то, что слова «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва» были напечатаны в газете. В данном случае уместно воспользоваться началом речевой находки Мединского: даже если бы Коротеев выдумал эти слова от начала до конца, только за них он заслуживал бы звания Героя Советского Союза. Не трудно представить, какой смысл для того времени, для того этапа войны имела эта необычайно ёмко, талантливо, искренне и правдиво сформулированная фраза, какую роль она сыграла.

Но есть и другие исторические факты: по словам бойцов, в дивизии выходила газета с похожим призывом политрука. А в письмах к родным с фронта Клочков выражал особую готовность бойцов и свою личную стоять насмерть за Москву, которую он называл родной, при том что сам был родом из Саратовской области, позже переехал на Алтай, а на фронт ушёл из Алма-Аты. Кроме того, есть стенограмма беседы с одним из 28-ми панфиловцев – Илларионом Васильевым, который так передаёт слова политрука: «Мы все обучались в истребительном батальоне. Ужаса сами себе не придавали такого, чтобы сразу в панику удариться. Мы в окопах сидели. «Ничего, — говорит политрук, — сумеем отбить атаку танков: отступать некуда, позади Москва». Приняли бой с этими танками».

Всё, что было связано с подвигом панфиловцев после войны, начиная с расследования 1947 года, когда был привлечён к уголовной ответственности за предательство один из оставшихся в живых, тоже уже стало историей. И все попытки разоблачения – прошлые, настоящие и будущие, стали или станут фактами, которые будут характеризовать прежде всего то время, в которое эти попытки предпринимались, а история самих событий, произошедших в ноябре 1941 года у разъезда Дубосеково, не сможет стать благодаря этим разоблачениям какой-то более объективной, если на то претендуют её исследователи.

Чем дальше мы от каких-то событий по времени, тем туманнее становятся для нас детали и тем яснее то, какую роль сыграли события для своего времени, какое значение они имели тогда, как воспринимались обществом.

И там, в пекле войны, никаких сомнений в подвиге не было. Позже панфиловцы стали символом битвы за Москву – тем символом, который с благодарностью приняли потомки победителей. Первое сомнение в достоверности подвига панфиловцев прозвучало в 1966 году, не из уст историка – из уст литературного критика и публициста, собственно, коллеги автора очерка о панфиловцах. Усомнившийся Эмиль Кривицкий  в своей статье рассуждает о том, как и почему исторические факты становятся красивыми легендами, и полагает, что эти факты стоит от легенд очищать. Статья была опубликована в «Новом мире». О каких-либо репрессиях со стороны власти в отношении автора нигде не упоминается.

В конце 1980-х началась массированная подготовка к уничтожению всего, что ещё мешало столкнуть нашу страну в дикое поле капитализма. Из секретных архивов стали извлекаться некие документы, о подлинности которых никто и не задумывался. Извлечение носило выборочный характер и имело однотипную направленность: всё, что было хорошо, в соответствии с секретными документами, оказывалось плохим, а всё плохое — хорошим. Подвиг панфиловцев попал, разумеется, в первую группу и превратился в гнусный образец советской пропаганды.

Прошло время. Промчавшись по дикому полю, наша страна оказалась на обочине. Факты настоящего не блещут красотой, и из фактов недавнего прошлого красивые легенды не получаются. И тогда из затоптанного достаются некоторые подходящие обломки, которые после реставрации предлагаются в качестве легенд, а святыми они становятся тогда, когда их касаются «конченные мрази». Такова современная эпоха.

Когда внуки спросят меня, были ли панфиловцы, я отвечу – были. Совершили подвиг? – Совершили. Был Клочков и были слова «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва». И это не святая легенда для современного использования по случаю. Это один из многих эпизодов той войны, который благодаря корреспонденту «Красной звезды» стал более известным, чем другие, и в связи с тем, что имел место в один из самых критических периодов войны, заслуженно выступил историческим символом того времени. Всё, что было потом – другая история.

Другие материалы по теме:


51 комментарий
александр г.аша челяб.обл. 03.12.2016 08:44    

korotky_trinity, Вы первым удостоены быть поставленным на Остров. От поздр троицу!

Написать комментарий
* Внимание! Комментарии, содержащие более одной гиперссылки, публикуются на сайте после просмотра модератором.

Читайте также

Неолиберализм и левые: хождение по мукам

anti-capitalism
Независимый американский журналист Дерек Монро делится своими впечатлениями от участия в 12-м Всемирном социальном форме, прошедшем в Канаде в 2016 г.

Венесуэла: противоречия боливарианской революции

М.Г. Елькин. Летописец времени

revolution
elkin123

«Мистер нет»

Советская миссия на ближнем востоке

gromyko
ussr_egypt
Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Опрос
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
© 2005-2014 Коммунисты Столицы
О нас
Письмо в редакцию
Все материалы сайта Комстол.инфо
МССО Куйбышевский РК КПРФ В.Д. Улас РРП РОТ Фронт РОТ Фронт
Коммунисты Ленинграда ЦФК MOK РКСМб Коммунисты кубани Революция.RU