Другие новости

До глобализации и после. Ч.1

1 июня 2016 23:53
Михаил Кечинов

История показала, что пределы капитализма различны: для первой стадии капитализма они одни, для монополистического капитализма другие, для глобализации — третьи. К. Маркс в конце первого тома «Капитала», в параграфе названном «Историческая тенденция капиталистического накопления» не только четко обозначил пределы развития капитализма, но и раскрыл процессы и закономерности, ведущие к этим пределам.

Первоначальное накопление означает эксплуатацию непосредственных производителей, т.е. уничтожение частной собственности, основанной на собственном труде. Частная собственность работника на его средства производства есть основа мелкого производства, а мелкое производство составляет необходимое условие для развития общественного производства и свободной индивидуальности самого работника. Уничтожение его, превращение индивидуальных и раздробленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда — эта ужасная и тяжелая экспроприация народной массы образует пролог истории капитала. Она включает в себя целый ряд насильственных методов экспроприации непосредственных производителей, совершается с беспощадным вандализмом. Частная собственность, основанная на срастании независимого работника со средствами производства, вытесняется капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы, вначале методами первоначального капитала, а затем уже самим механизмом капиталистического способа производства в полном соответствии с законами товарного обращения.

Когда капиталистический способ производства становится на собственные ноги, тогда дальнейшее обобществление труда, дальнейшее превращение земли и других средств производства в общественно эксплуатируемые, дальнейшая экспроприация частных собственников приобретает новую форму. Теперь экспроприации подлежит уже не работник, а капиталист, эксплуатирующий многих рабочих. Эта экспроприация совершается экономическими законами капиталистического производства. Централизация капитала осуществляет эту работу на основе законов капиталистического производства. Идет экспроприация многих капиталистов немногими. Происходит также упразднение частной собственности в акционерных обществах, правда, в рамках капиталистического способа производства. Здесь частная собственность получает форму непосредственно общественного капитала (капитала непосредственно ассоциируемых индивидуумов). Это переходный пункт к обратному превращению капитала в собственность производителей. В рамках капитализма создаются также рабочие предприятия (кооперативные фабрики).

Кооперативные фабрики самих рабочих являются в пределах старой формы первой брешью в этой форме, хотя они и воспроизводят (и не могут не воспроизводить) недостатки существующей системы. В пределах этих фабрик уничтожается противоположность между капиталом и трудом, хотя в начале в такой форме, что рабочие как ассоциация являются капиталистами по отношению к самим себе, т.е. применяют средства производства для эксплуатации своего собственного труда.

Кредитная система, образующая главную основу постоянного превращения капиталистических частных предприятий в капиталистические ассоциированные общества, составляет точно такое средство к постоянному большему или меньшему расширению кооперативных предприятий в национальном масштабе.

К. Маркс считал, что капиталистические акционерные предприятия, как и кооперативные фабрики, следует рассматривать как переходные формы от капиталистического способа производства к ассоциированному. Только в акционерных предприятиях противоположность устраняется отрицательно, а в кооперативных фабриках — положительно.

Значительный рост кооперативов (потребительских, кредитных, сельскохозяйственных) — массовое явление конца XIX — начала XX вв. Русский экономист Туган-Барановский говорил даже о кооперативном социализме. Во второй половине XX в. появились рабочие или народные предприятия. Так, в США было создано более 10 тыс. таких рабочих предприятий. Они возникали, как правило, на базе убыточных промышленных предприятиях. Рабочие выкупали эти предприятия. Последние оказались в большинстве своем эффективными, особенно там, где рабочие привлеклись широко к их управлению, наряду с менеджерами, которых они нанимали. Такие же рабочие предприятия, хотя в меньшем масштабе, были созданы в других государствах (Испания, Португалия, Италия и др.).

Рука об руку с централизацией или экспроприацией многих капиталистов немногими развивается кооперативная форма труда, сознательное технологическое применение науки, планомерная эксплуатация земли, превращение средств производства в такие, которые допускают лишь коллективное употребление, втягивание всех народов в сеть мирового рынка, интернациональный характер капиталистического производства.

Производство приобретает все более общественный характер в глобальном масштабе, а присвоение сохраняется частнокапиталистическое (частномонополистическое) Обостряется основное противоречие капитализма Капиталистические производственные отношения из фактора развития производственных сил все более превращаются в фактор, тормозящий их развитие.

Рост капиталистического обобществления производства и труда создает материальные предпосылки перехода к более прогрессивному новому общественному строю. Капитализм создает и субъективные условия такого перехода — рост численности пролетариата и усиление степени его эксплуатации. Он обучается, объединяется и организуется механизмом самого процесса производства. В ходе классовых битв пролетариат создает свои профсоюзные и политические партии, ведет экономическую, политическую и идеологическую борьбу против капитализма за социализм.

Капиталистический способ присвоения и связанная с ним капиталистическая частная собственность есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это — отрицание отрицания.

«Монополизация капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществления труда достигает того пункта, когда они становятся несовместимы с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют»1 *. На смену капиталистической собственности идет общественная собственность. Средства производства вновь соединяются с производителями. Восстанавливается не частная, а индивидуальная собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации, специализации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства. К. Маркс и Ф. Энгельс считали, что социалистическая революция станет победной, если произойдет в ряде развитых капиталистических стран. Но когда восстали пролетарии Парижа, немецкие рабочие в солдатских шинелях, которые находились под Парижем, не поддержали Парижских коммунаров, а немецкая буржуазия поддержала французскую буржуазию, пропустив французские войска, верные Версальскому правительству, через свои позиции.

Опыт существования реального социализма показал, что превращение капиталистической частной собственности, фактически уже основывающейся на общественном процессе производства, в общественную собственность является не таким простым процессом. Тем более что оказалась возможной реставрация капитализма в СССР и ряде других стран. Но победа нового общественного строя объективно неизбежна, она вытекает из самого развития капитализма.

Концентрация капитала является предпосылкой возникновения и роста монополий, финансового капитала, вступления капитализма в новую стадию — империализм. Капитализм стал капиталистическим империализмом, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность, когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу. Экономически основное в этом процессе есть смена капиталистической свободной конкуренции капиталистическими монополиями. Монополия есть переход от капитализма к социализму. Монополистический капитализм ведет капиталистов, вопреки их воли и сознания, в какой-то новый общественный порядок, переходный от полной свободной конкуренции к полному обобществлению. Производство становится общественным, но присвоение остается частным. Общественные средства производства остаются частной собственностью небольшого числа лиц.

Когда крупное предприятие становится гигантским и планомерно, на основе точного учета массовых данных организует доставку первоначально сырого материала в размерах 2/З или 3/4 всего необходимого для десятков миллионов населения; когда систематически организуется перевозка этого сырья в наиболее удобные пункты производства, отделенные иногда сотнями и тысячами километров один от другого; когда распределение этих продуктов совершается по одному плану между десятками и сотнями миллионов потребителей, тогда становится очевидным, что перед нами обобществление производства, что частнохозяйсвенные и частнособственнические отношения составляют оболочку, которая уже не соответствует содержанию, которая неизбежно должна загнивать, если искусственно оттягивать ее устранение.

Империализм есть канун социалистической революции. И предательство многими партиями II Интернационала, как и оправдание их К. Каутским, есть социал-шовинизм (социализм на словах, шовинизм на деле), полный переход на сторону буржуазии. Раскол рабочего движения находится в прямой связи с объективными условиями империализма. Грабя весь мир и получая сверхприбыли, в том числе и «стрижкой купонов», вывозом капитала, империалистические страны могут подкупать рабочих вождей и верхнюю прослойку рабочей аристократии. Её и подкупают капиталисты «передовых стран тысячами способов, прямых и косвенных, открытых и прикрытых. «Рабочая аристократия» мещанская по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию, есть главная опора 11 Интернационала, есть главная социальная опора буржуазии Они настоящие агенты буржуазии в рабочем движении, рабочие приказчики класса капиталистов.

В.И. Ленин считал теорию «ультраимпериализма», выдвинутую К. Каутским в период первой мировой войны, самой тонкой, наиболее искусно подделанной под научность и под международность, теорией социал-шовинизма. Каутский утверждал, что «усиливающееся международное переплетение различных клик финансового капитала» и другие явления «побуждают взвесить не может ли теперешняя империалистическая политика быть вытеснена новою, ультраимпериалистическою, которая поставит на место борьбы национальных финансовых капиталов между собою общую эксплуатацию мира интернационально — объединенным финансовым капиталом». «Но война… может привести к усилению слабых зачатков ультраимпериализма… Если дело дойдет… до соглашения наций, до разоружения, до длительного мира, тогда худшие из причин, ведущих до войны все сильнее к моральному отмиранию капитализма, могут исчезнуть»2. Если левые в Германии из необходимости империализма выводят необходимость революционных действий, то теория ультраимпериализма служит Каутскому для оправдания оппортунизма, для изображения дела в таком свете, что они вовсе не перешли на сторону буржуазии, а просто не верят в немедленный социализм, ожидая, что перед ними может быть новая «эра» разоружения и длительного мира.

Критикуя Каутского, его теорию «мирного» ультра-империализма, В.И. Ленин писал: … «надеждой на новую мирную эру капитализма Каутский оправдывает присоединение оппортунистов и официальных социал-демократических партий к буржуазии и их отказ от революционной (то есть пролетарской) тактики во время настоящей бурной эры, вопреки торжественным заявлениям Базельской резолюции.(Империалистическая война не может быть оправдана ни самомалейшим предлогом какого бы то ни было народного интереса) И далее «Ультраимпериализм» Каутского … — означает громадное притупление противоречий капитализма»3.

Оппортунизм основных партий II Интернационала привел к его краху. Марксистский Интернационал можно было создать только на основе марксистской программы и идейного разгрома социал-шовинистов и их защитников — каутскианцев. И В.И. Ленин завершает этот разгром:

«Можно ли, однако, спорить против того, что абстрактно «мыслима» новая фаза капитализма после империализма, именно: ультраимпериализм? Нет. Абстрактно мыслить подобную фазу можно. Только на практике это значить становится оппортунистом, отрицающим острые задачи современности во имя мечтаний о будущих неострых задачах. В теории это значит не опираться на идущее в действительности развитие, а произвольно отрываться от него во имя этих мечтаний. Не подлежит сомнению, что развитие идет в направлении к одному единственному тресту, всемирному, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключения государства. Но развитие идет к этому при таких обстоятельствах, таким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях, отнюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр., — что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного треста, до «ультра-империалистического всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность»4. Эти слова оказались пророческими: меньше чем через два года произошла Великая Октябрьская Социалистическая Революция, открывшая новую эру в истории всего человечества, эру крушения капитализма и строительства социализма.

Анализируя противоречия империализма, неравномерность экономического и политического развития как безусловный закон современного капитализма, В.И. Ленин пришел к выводу, «что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране»5. И социалистическая революция под его руководством была осуществлена в нашей стране, где сконцентрировались основные противоречия эпохи и куда уже в начале века переместился центр революционного движения.

Социалистическая революция создала возможность.

  • дальнейшего обобществления производства, что связано с общенародной формой собственности;
  • ликвидации эксплуатации человека человеком;
  • осуществления принципа всеобщности труда, устранения паразитических и люмпенизированных слоев общества;
  • планомерного развития народного хозяйства;
  • сокращения рабочего и увеличения свободного времени для всестороннего развития человека;
  • осуществления принципа «от каждого по способности — каждому по труду»;
  • формирования общественных фондов потребления;
  • участия трудящихся в управлении производством и государством.

Сейчас уже многие экономисты западных стран приходят к выводу, что капиталистическая экономика, как рыночная система, себя исчерпала полностью и должна быть подкреплена государственным регулированием и планированием (планирование, по мнению Дж. Гелбрейта, идет на смену рыночному хозяйству). Требуется переход к новому обществу (постиндустриальному, информационному, обществу знаний, обществу всестороннего развития человека). У К. Маркса и В.И. Ленина это общество — социализм Усиление роли государства в экономике приводит к образованию государственно-монополистического капитализма, когда сила монополий соединяется с силой государства для сохранения капитализма. От государственно-монополистического капитализма, как отмечал В.И. Ленин, нельзя идти вперед, не идя к социализму. Является ли пределом капитализма государственно-монополистический капитализм? По нашему мнению является. Еще в ходе первой империалистической войны монополистический капитализм превратился в государственно-монополистический капитализм (ГМК). В мирное время с 30-х гг. ГМК стал господствующим строем.

Продолжение следует.

Другие материалы по теме:


18 комментариев
Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума