Другие новости

От чего умер Илюхин? Следы ведут в ЦК КПРФ

25 марта 2011 13:08
Сергей Корнеенко

В день гибели Виктора Илюхина «героем дня» стал его партийный начальник Зюганов. Десятки Интернет-сайтов разнесли его угрозу создать «парламентской комиссию по расследования скоропостижной смерти».

— Мы еще в пятницу встречались с ним, беседовали, обсуждали планы, — вещал «бессменный», — и Виктор Иванович на здоровье не жаловался.

Не знаешь: чего здесь больше в этих словах — вранья или фарисейства? Ведь прекрасно знал матерый партбосс, что никакой парламентской комиссии он создать не может в принципе. Ибо на то нужна воля начальника «единороссов» Путина. И какие основания создавать комиссию? Чтобы, убедиться, что Виктор Иванович был, допустим, … отравлен? Или что — застрелен в собственной постели, как генерал Рохлин?

Ну, для чего комиссию? Знал прекрасно, что последует обычная судебно-медицинская экспертиза, именуемая вскрытием. А он, Зюганов, тут вообще с боку припека. Но, тем не менее, Интернет аж раскалился от его обещаний заняться расследованием…

Между тем, просачивающаяся из думских коридоров в СМИ информация помогает раскрыть картину последних месяцев, недель и дней Виктора Ивановича. Я говорю о его гибели, потому что считаю его погибшим на боевым посту.

Во-первых, он страшно много работал. С прошлого апреля кропотливые исследования «катынского дела». И сенсационные открытия, согласно которым пленных польских офицеров все-таки расстреляли фашисты. Запросы и переписка по этому поводу с различными властными структурами, вплоть до президента Медведева.

Патриоту Илюхину важно было защитить страну от многомиллионных исков «родственников погибших», которые, получив косвенные извинения «тандема» готовились и готовятся предъявить их, чтобы содрать с России три шкуры.

Надо было во всеоружии встретить визит польского президента Коморовского, который в начале апреля обещал посетить Катынь. К годовщине гибели президента Качиньского и его команды. Ясно, что нас ожидает новый тур унижений.

Затем нервный Общественный трибунал над премьером Путиным. А это требовало сбора и анализа массы документов. И опять же переписка на эту тему с просьбой разобраться с различными инстанциями вплоть Д.Медведева.

Про рутинную работу в Думе я уже не говорю.

И тут-то выясняется, что в работе над трибуналом Илюхин никакой помощи от Зюганова не имел и не получил. Тот вообще был против. Все прошло как-то информационно тихо. Если бы не Интернет, мы бы, наверно, об этих ужасных разоблачениях Путина и не узнали.

А потому здоровье, как выясняется, у Виктора Ивановича было основательно подорвано. Измотал себя. Одно дело, когда во всем встречаешь помощь и содействие руководства фракции, и совсем другое — когда равнодушие или вовсе противодействие.

По рассказам, на нынешний день рождения 1 марта друзья ему купили тонометр. И первый за замер показал: давление 190 на 100. Тут надо сразу вызывать врача, который срочно пропишет тебе постельный режим…

А Илюхин, по рассказам, отшутился: мол, это мое «рабочее давление». Хотя многие кардиологи утверждают: такого просто не бывает. Или 120 на 80 как норма (110 на 70). Все остальное — гипертония или гипотония.

Но Виктор Иванович так торопился, словно что-то предчувствовал…

По некоторым сведениям, предложение зампреда комитета Госдумы Илюхина президенту Д.Медведеву внимательно разобраться с собранным на Путина «компроматом» очень не понравилось властной вертикали, и в первую очередь — самому «тандему».

Рассказывают, Г.Зюганову было открытым текстом приказано не допустить «разоблачителя» в новый состав Госдумы на предстоящих в декабре выборах.

Он нашел хитрый ход — почти приказал Виктору Ивановичу (которого давно ревновал и недолюбливал) возглавить на выборах заведомо непроходной избирательный список в одной автономной республике.

Уразмели? Значит, не родная Пензенская область, где тебя, как говорится, каждая собака знает. А чужая республика, где у Главы-«единоросса» все схвачено.

«Предложение» Зюганова могло означать и ссылку, и насмешку, и издевательство.

По некоторым сведениям, Виктор Иванович понял, что Зюганов просто хочет от него избавиться… Поэтому, говорят, очень переживал. За что такое наказание? За верное многолетнее служение делу партии и оппозиции?

Если Зюганов утверждает, что разговаривал с Илюхиным в пятницу, то в это время у Виктора Ивановича уже развивался инфаркт. Это, во-первых. Во-вторых, разговор, как говорят, снова зашел о «чужом списке», который добавил сердцу Илюхина новых нервотрепств. Инфаркт становился обширным.

А в субботу сердце Илюхина остановилось. Кому еще что неясно?

newsland.ru

Другие материалы по теме:


23 комментария
Читайте также

В.И. Лакеев: сила трудящихся – в единстве и солидарности!

Меньше, чем через две недели в России пройдут очередные выборы депутатов Государственной думы. Это безынтересное мероприятие, напрочь лишённое интриги, способно привлечь внимание разве что представителей «системных» партий

Итоги 2015 г.: «Социализм или смерть»

Эксперт о социально-классовой природе терроризма

Б.Ю. Кагарлицкий: «Не верить либералам!»

Итоги 2014 года. Смириться или сопротивляться?

Помоги проекту
Подпишитесь на Комстол
добавить на Яндекс
Реклама
Справочник
Библиотека
полезные ссылки
Наш баннер
Счётчики
Последние сообщения форума